Свежие статьи подрубрики тенденции развития:
Что происходит на рынке Медизделий
Аптека 2018
Аптечный Саммит
Что происходит на фармацевтическом рынке
Калининград
Интершарм
 
 

XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член-корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

Фармация без женщины, что брачная ночь без невесты.
Наблюдение

В храм чистоты, таблеток, мазей царство,
Войдите музы с кистью и пером,
Прекрасна женщина, дарящая лекарство,
Достойна стать она на полотно.

http://chto-takoe-lyubov.net/stikhi-o-lyubvi/kollektsii-stikhov/8981-stixi-pro-farmaczevta-aptekarya

Как явствует из эпиграфов, речь идет об аптеке. Но аптека это еще не вся фармация: это лишь ее зримая часть, публичное, так сказать, лицо. И от того, какое это лицо, зависит наше эмоциональное состояние при посещении этого важнейшего социального института. Обратите внимание: аптека — это единственное учреждение здравоохранения, которое посещают при серьезной необходимости (как, впрочем, и поликлинику). Это в мире везде и всегда так. Отсюда вывод: это лицо должно быть привлекательным, вызывать доверие, демонстрировать профессионализм, эмпатию, клиентоориентированность, сервисность, одним словом все то, что мы называем фармацевтической этикой и деонтологией.

АсакиВЗ

Если коротко — это профессиональная нравственно–интуитивная поведенческая активность на рабочем месте, создающая у посетителя (пациента, клиента) уверенность в оптимальном решении здесь и сейчас проблемы, с которой он обратился в аптеку. Об этом уже было сказано ранее весьма подробно[1].

А теперь зададимся вопросом: кто более всего соответствует или, точнее, может соответствовать этим высоким профессиональным требованиям, где этика теснейшим образом переплетается с колоссальным объемом профессиональных знаний в области фармации, медицины, биологии, технологии, экономики, логистики, информатики, бизнеса и еще много чего другого. Рассмотрим эту проблему с позиций новой фармацевтической реальности, коренным образом изменившей наши традиционные представления о фармацевтическом деле, которому мы посвятили свою жизнь и судьбу.

Для этого придется обратиться к историческому фармацевтическому анамнезу.

Столетиями роль женщины в развитии цивилизации не то что не обсуждалась, а как бы замалчивалась или, точнее, не акцентировалась. В начале прошлого века в англосаксонском мире сформировалось мнение, что профессиональные компетенции прекрасного пола ограничены четырьмя K: Kinder, Küche, Kirche, Kleider — дети, кухня, церковь, наряды. До сих пор это крылатое выражение немецкого императора и прусского короля Вильгельма II Гогенцоллерна нередко приводится как аргумент неоспоримого преимущества мужского пола в построении и развитии цивилизации. Вслух об этом предпочитают не говорить, но "по умолчанию" многие представители сильного пола (а иногда и так называемые "эмансипе") не прочь принять такое "умозаключение" за аксиому.

Провизор — он хоть и "вперед смотрящий", "предвидящий", но оглянуться назад ему никогда не вредно. Что же мы там можем увидеть, в этой исторической дали, в контексте затронутой проблемы? Много чего интересного, как оказалось.

Прежде всего, следует признать, что история женщин раскрывалась в основном самими женщинами, причем лишь в последнее время. Классическая историография всегда писалась, естественно, мужчинами, которые старательно обходили прекрасный пол везде, где только можно. В ней историей считалось лишь нечто такое, что делалось мужчинами, то, что они переживали и о чем писали. Накопленный в истории мужской опыт идентифицировался с "всеобщей историей", с "историей в целом".

"Нет ничего пагубнее женщины", — изрекал еще Гомер[2]. Это фраза легендарного древнегреческого поэта ярко характеризует отношение мужчин к женщинам в древнюю эпоху. Женщина тогда была бесправной рабыней в доме мужа, без разрешения которого она не могла распоряжаться даже личным имуществом. По свидетельствам историков, женщина могла "делить с мужем ложе, но не трапезу". В глазах мужчины женщина была вещью, мебелью, сувениром, товаром, но только не человеческим существом, достойным уважения.

Средневековье тоже не баловало общество упоминанием о женщинах. Франческо Петрарка — итальянский поэт, один из величайших деятелей итальянского Проторенессанса, в своих известных «жизнеописаниях» вообще игнорировал женский пол как «класс». А вот его друг и соотечественник Джованни Боккаччо, итальянский писатель и поэт, представитель литературы эпохи Раннего Возрождения, в своем главном произведении "Декамерон" не преминул представить дам в благоприятном для них свете, за что был немедленно объявлен "лицом, покинувшем область истории"[3].

Принципиально вопрос о роли женщин в истории прозвучал в 60–е гг. прошлого столетия, когда проблема взаимоотношения полов была включена в повестку дня масштабным молодежным студенческим движением, поставившим под сомнение систему ценностей и ориентиров старшего поколения.

Женщины, прежде все их послевоенное поколение, приняли решение вернуть отнятое у них историческое пространство (в т.ч., конечно, и фармацевтическое). Важнейшую роль здесь сыграла сопровождавшая молодежные движения сексуальная революция, позволившая смело говорить о проблемах пола и открывшая для обсуждения в средствах массовой информации ряд ранее табуированных тем (например, вопрос о сексуальной удовлетворенности женщины в браке или о толерантности к трансвестизму и операциям по смене пола).

Главным достижением "шестидесятниц" XX в. явилось признание социумом свободной, автономной женской личности, что привлекло к исследованиям "женской темы" психологов, сексологов, философов, историков, социологов и пр. На этом этапе пришло понимание того, как иерархическая половая (гендерная) структура закрепляется в глубинных анналах культуры и общества, в научных дискурсах, в религиозных представлениях.

Сегодня, в эпоху всеобщего "пофигизма", когда многое для многих "параллельно" и "фиолетово", женское восприятие окружающего мира мало кого удивляет: как они думают, что делают, кого любят, что ненавидят, куда устремляют свои мысли и взоры и пр., все это стало привычным и понятным. Женщины окончательно обрели собственную историю, заставив мужской мир "заметить", "принять" и "признать" их пол.

А теперь о главном: о возвращении женщинам фармации, где, как показывают исследования, они трудились и создавали уже в древние времена, несмотря на отчаянные усилия бытописателей "не заметить" их присутствия в фармакотерапии.

аптека фармацевт

Еще в I в. до н.э. египетская царица Клеопатра изучала действие ядов и противоядий, создав антидот под названием Antidotum Kleopatrae reginae[4]. Клеопатре приписывают составление сборника различных прописей лекарств: Гален в своих трудах неоднократно ссылался на этот трактат. Клеопатра впервые описала устройство перегонного аппарата, хотя пальму первенства оспаривают и другие народы: китайцы, индусы, монголы и др. А мы знаем, что перегонка (дистилляция) использовалась не столько для приготовления "зеленого змия", сколько для извлечения действующих веществ, главным образом, из лекарственного растительного сырья с целью создания зелья — лечебного, ядовитого или "привораживающего".

В византийский период (IV–V вв. н.э.) первая в мире женщина–ученый Ипатия (Гипатия) Александрийская (Александрийская дева) изобрела установку для получения дистиллированной воды и прибор для измерения ее плотности, нашедшие широкое применение в технологии лекарств[5].

Во времена Халифата женщина–лекарь Руфайда из племени аслам излечивала больных и раненых в битвах с применением лечебных средств, ею подобранных[6].

Однако развернутые описания женского труда на ниве мировой фармакотерапии обрели своих читателей лишь во второй половине XIX в., когда превалирование в культурных (развитых) государствах женского населения над мужским привело к частичному освоению женщинами некоторых практик, ранее находившихся в сфере исключительно мужского труда. Зачастую женщины достигали равных возможностей лишь тогда, когда начинали вести себя, как мужчины: раскованно, упрямо, дерзко, нередко агрессивно. Многие первые профессора–женщины не имели семьи, рабочий день их был продолжительнее, чем у коллег мужчин. В XVIII и даже XIX в. некоторые "продвинутые" дамы получали ученую степень, коротко подстригая волосы, одеваясь подобно мужчинам, изображая лицо противоположного пола, что было рискованно и опасно.

Первой женщиной в мире, получившей в Женевском медицинском колледже штата Нью–Йорк в 1849 г. степень доктора медицины (к сожалению, не фармации!), стала Елизавета Блэкуэлл (Elizabeth Blackwel) в возрасте 28 лет. Она неплохо разбиралась в лекарствах, но медицинские знания перевесили.

В Аргентине первой женщиной — дипломированным фармацевтом — стала в 1885 г. Элида Пассо.

Не отставала от Нового Света и Европа. Если в 1870 г. в Париже отказывались принимать на фармацевтический факультет женщин, то в 1889 г. их там обучалось две, в 1892 г. — шесть, в 1909 г. уже тридцать две дамы. В 1900 г. в Париже была открыта первая французская аптека, во главе которой стояла женщина, Анна Фихтенгольц, имевшая звание фармацевта I класса, что предусматривало право фармацевтической практики на всей территории Третьей республики.

В 1905 г. на базе Королевского фармацевтического общества Великобритании была создана Национальная ассоциация женщин-фармацевтов, насчитывавшая к этому моменту 195 активных членов.

В Норвегии первая женщина–фармацевт Иоханна Ринг получила лицензию лишь в 1914 г.

В Германии обучаться на фармацевтических факультетах женщинам было разрешено с 1889 г. Первой женщиной–аптекарем в Германии стала Магдалена Нефф, изучавшая аптечное дело в Эльзасе. В 1904–1906 гг. она проходила аспирантуру Технического университета Карлсруэ и сдала в 1906 г. экзамен на фармацевта с отличием. В том же году вышла замуж за фармацевта Адольфа Неффа и приобрела "Лёвенапотеку" в Эхингене, где в 1907 г. у них родилась дочь Хильдегард, также ставшая фармацевтом.

В 1964 г. на общегерманском фестивале фармацевтов в Гамбурге Нефф была награждена медалью Lesmüller как первый лицензированный женщина–фармацевт в Германии и пионер для женщин в этой профессии. В 1995 г. домашняя и сельскохозяйственная школа Эхингена были переименованы в школу Магдалены Нефф.

Нельзя не отметить, что преподавание медицинских дисциплин во многих аптекарских школах начала XX в. велось на столь высоких уровнях, что позволяло выдавать диплом врача по их окончании[7].

Как это ни покажется странным, существенную роль в женской эмансипации сыграла Крымская (Восточная) война 1853–1856 гг. между Россией и коалицией в составе Британской, Французской и Османской империй, где впервые были использованы воля и способность женщин к самопожертвованию для оказания медицинской помощи личному составу армии в боевых условиях. В этой войне две выдающиеся с позиций общественной морали женщины доказали миру, что женский труд может не только украшать семейный быт, но и стать источником неоценимой помощи людям, нуждающимся в призрении (социально-благотворительной деятельности, одушевленной братской любовью) под эгидой христианской церкви на поле брани.

Одна из них — Флоренс Найтингейл (Florence Nightingale), сестра милосердия и общественная деятельница Великобритании. Получив среднее медицинское (сестринское) образование в 1851 г. в Кайзерверте (Германия) в общине сестёр пастора Флендера, она посвятила свою жизнь сестринскому уходу за ранеными, последовательно проводя в жизнь принципы санитарии и гигиены в сочетании с лекарственным пособием.

В 1912 г. Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК) учредила медаль ее имени "За истинное милосердие и заботу о людях, вызывающие восхищение всего человечества" — наиболее почетную и высшую награду сестёр милосердия в мире. Ежегодно 12 мая в день рождения Флоренс мир празднует Международный день медицинской сестры.

Другая сестра милосердия, Екатерина Бакунина, внучатая племянница Михаила Кутузова, героиня двух войн — Крымской и Русско-турецкой, во время ведения боевых действий являла собой образец храбрости и героизма при оказании помощи раненым, в разы снизив процент невосполнимых боевых потерь среди российских воинов.

Их примеру последовали многие представительницы прекрасного пола в разных странах мира. Великий хирург Николай Иванович Пирогов, герой Крымской войны, признавая угнетенное положение женщины, отмечал: "Женщины должны занять место в обществе, более отвечающее их человеческому достоинству и их умственным способностям". Говоря о неоспоримом вкладе в мировую историю сестер милосердия, в т.ч. подданных Российской империи, восклицал: "Доказано уже опытом, что никто лучше женщин не сможет сочувствовать страданиям больного и окружать его попечениями неизменными и, так сказать, несвойственными мужчинам"[8].

Впоследствии основатель МККК Жан Анри Дюнан, швейцарский гуманист и первый лауреат Нобелевской премии мира, назвал прототипами этой уважаемой международной организации русскую и английскую общины сестер милосердия.

Среди первых женщин–фармацевтов на Руси были Анна Михайловна Макарова, сдавшая экзамен на аптекарского помощника в Киевском университете в марте 1892 г., Станислава Францевна Довядло, Антонина Болеславовна Лесневская и Зинаида Ивановна Аккер (Булатова), удостоившиеся звания провизора в 1897–1898 гг.

Получив звание, Антонина Лесневская в 1899 г. организовала общество женщин-фармацевтов, а в 1901 г. основала биржу труда для ищущих работу учениц фармацевтов и аптекарских помощниц.

В 1902 г. ею была открыта частная женская аптечная школа в Петербурге по подготовке к экзаменам на аптекарского помощника; в этот период специализированные фармацевтические курсы появились и в других городах Российской империи.

В сентябре 1910 г. открылись первые женские аптечные курсы в Москве, в Киеве аптекарские помощницы были допущены к обучению на курсах провизоров в Киевский императорский университет святого Владимира в качестве вольнослушателей.

Начало XX в. ознаменовало собой приход женского «сословия» в сугубо мужские "епархии", приход небыстрый, но неизменный и необратимый.

Все это подробно описано в исторической фармацевтической литературе, в т.ч. отечественной. Моя задача освежить эти данные в памяти коллег, которые могут гордиться своими предшественницами, самоотверженно положившими на алтарь судьбы нелегкий, но благородный, почетный и достойный труд профессионального аптекаря.
------
[1] Источник: http://mosapteki.ru/material/-vek-professionalizm-farmacevta-i-servis-6652
[2] Источник: http://procitaty.ru/blog/citaty-gomera
[3] Источник: Fueter E. Geschichte der neueren Historiographie. München, 1925 (igiti.hse.ru)
[4] Источник: https://xn--80ahc0abogjs.com/istoriya-meditsinyi_751/teoriya-praktika-egipetskoy.html
[5]
Источник: https://otevalm.livejournal.com/2998208.html
[6] Источник: http://www.islamnews.ru/news-105401.html
[7]
Источник: https://viromiro.livejournal.com/495294.html
[8]Источник: http://yamedsestra.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2&Itemid=2

Гандель Виктор Генрихович
20.03.2018
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.
Что происходит на рынке Медизделий
Аптека 2018
Аптечный Саммит
Что происходит на фармацевтическом рынке
Калининград
Интершарм
 
 
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться