26.05.2024 Издается с 1995 года №4 (361) апр 2024 18+
26.05.2024 Издается с 1995 года №4 (361) апр 2024
// Тема номера

Как влияет на доступность лекарств ситуация в фармотрасли?

Конечно, отдельные перебои с поставками медикаментов случаются. Но их стало заметно меньше: если год назад таких случаев были десятки, то сейчас речь идет о единичных примерах. В общем и целом, участники фармрынка смогли адаптироваться к работе в новых условиях.

Беспалов Николай
Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

Отечественной фармацевтике удалось решить абсолютное большинство проблем, которые возникли из-за санкционных ограничений и последовавших за этим экономических сложностей, и сейчас возобновился поступательный рост. Он характеризуется и количественным, и качественным развитием: расширяется ассортимент производимых лекарств, повышается уровень отраслевой конкуренции.

Ситуация в странах ЕАЭС близка к российской, за исключением некоторых особенностей. Например, Казахстан под санкции не попадал, и на фармрынке этой страны изменения происходили в более мягком варианте.

Поставки в Россию лекарств из других евразийских стран также продолжаются в рабочем режиме. Поставки субстанций крайне малы, а вот количество поступающих готовых лекформ достаточно значимо: около 101,4 тысяч упаковок медикаментов общей стоимостью 12,1 млрд. рублей в дистрибуторских ценах с НДС было ввезено в нашу страну за первые десять месяцев уходящего года. В сравнении с январем–октябрем 2022 г. наблюдается ощутимый прирост: +11,7% в натуральных объемах и +7,3% в денежном выражении.

Несмотря на положительную динамику, надо все же констатировать: «золотой период» евразийских поставок пришелся на 2017-2020 гг. На тот момент фиксировался всплеск импорта ряда лекарств, в т.ч. дорогостоящих, он был обусловлен в том числе и пандемией. А начиная с 2021 г. объемы сократились и очевидных предпосылок для роста импорта из союзных государств сегодня не наблюдается. Основным поставщиком сегодня является Беларусь — на ее долю приходится порядка 90% общего объема лекарств, ввезенных в Россию из других стран ЕАЭС.

Зависимость от импорта (в отношении как ГЛФ, так и фармсубстанций), увы, до сих пор имеет место быть. И если в области замещения иностранных препаратов отечественный фармпроизводитель за последние два года значительно продвинулся вперед и смог ощутимо расширить свой ассортимент, нарастив при этом физические объемы выработки и реализации, то для активных фармингредиентов значимых подвижек пока не наблюдается.

Проекты по созданию импортозамещающих производств субстанций, безусловно, есть и находятся на разных этапах готовности. Некоторые предприятия уже действуют, но значительного влияния на соответствующий сегмент пока не оказывают. Чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону, имеет смысл довести до логического завершения преференции в формате "второй лишний" с соответствующим подтверждением страны происхождения фармсубстанции.

Еще один серьезный вопрос касается роста себестоимости выпуска препаратов, особенно из перечня ЖНВЛП. Единственная возможность сгладить последствия такого удорожания — это быстрая и понятная процедура индексации цен для производителя. Данный механизм существует, но, к сожалению, пока действует не совсем так, как хотелось бы отраслевым предприятиям. Применимы и другие варианты — к примеру, субсидирование, определенные налоговые послабления в отношении лекарств, критически важных для здравоохранения, или даже прямой госзаказ. 

Первый из названных подходов (предоставление субсидий и налоговых льгот) представляется наиболее безболезненным для национальной фармацевтики — в первую очередь, в регуляторном аспекте. Хотя и построение системы госзаказа по отдельным направлениям обязательно должно быть предусмотрено здравоохранением. По крайней мере, для реагирования на экстренные вызовы: эпидемии или очередные санкционные ограничения.

Нельзя обойти вниманием и ситуацию в аптечном сегменте. Закон, уточняющий правила работы производственных аптек, вступил в силу несколько месяцев назад — первого сентября, но очевидно, что значительных положительных изменений для фармотрасли он не принесет. В лучшем случае у классической аптеки появится возможность оказать посетителю ряд дополнительных услуг, ранее недоступных. К сожалению, новое регулирование никак не решает острейшие проблемы экстемпорального изготовления лекарств, а именно:

  • вопрос о доступности субстанций для внутриаптечного изготовления (промышленные фасовки для аптеки неприемлемы, об этом говорилось многократно, в течение многих лет);
  • вопрос о современных рецептурах, об их разработке и информировании врача.

В общем, в ближайшее время производственные аптеки, как грибы после дождя, появляться не будут. Хочется надеяться, что, наверное, деятельность существующих организаций станет немного проще, что отразится на финансовых показателях работы. Но основной результат произошедших регуляторных перемен для системы — возможность решать ряд точечных задач в правовом поле и с соответствующим набором гарантий. А не в условиях юридической неопределенности и даже юридических рисков, в которых классическая аптека, изготавливающая экстемпоральные препараты, пребывала очень долгое время.

Очень сложной остается и ситуация с кадрами в аптеках — как производственных, так и готовых форм. И, что самое тревожное, — предпосылок для улучшения сейчас нет. Ситуация усугубляется снижением интереса абитуриентов к специальности: вступительные баллы, как правило, высокие, период обучения длительный, при этом значительная часть практических знаний из вузовских программ в аптеке мало востребована. В уходящем году в отдельных университетах оставались вакантными даже бюджетные места и учебные заведения вынуждены были объявлять дополнительный набор. При этом растет популярность среднего фармацевтического образования.

 

Чтобы сохранить и повысить доступность лекарственной терапии, главное, на мой взгляд, — это развитие конкуренции на фармрынке. Причем как на этапе производства, так и в процессе розничного отпуска лекарств. Для промышленности речь должна идти об импортозамещающей активности, причем необходимо стимулировать полноцикловой подход и выпуск субстанций. Только таким образом можно значимо повлиять на уровень себестоимости препаратов и добиться высокой рентабельности в работе предприятий фармотрасли.

В аптечном же сегменте надо решать, наконец, вопрос с онлайн-реализацией препаратов. Сегодня фармация не может дать посетителю полноценную услугу по дистанционной продаже (да и существующий подход к выполнению эксперимента по доставке рецептурных средств показал свою неработоспособность), при этом по всем возможным направлениям крупный интернет–ритейл отбирает у фармрозницы клиентов. Это очень заметно и в отношении медизделий, и в других ассортиментных группах. Отсюда ухудшение экономического положения аптеки со всеми вытекающими последствиями.

Статьи подрубрики мнение специалиста:
Развитие фармпрома невозможно без диалога с наукой
 Мнение специалиста

Наталья Папазова, генеральный директор производственной компании "Исследовательский институт химического разнообразия" ГК "ХимРар"

Развитие сотрудников - это также инвестиция в наше будущее
 Мнение специалиста

Горшков Андрей, главный исполнительный директор Группы "Озон фармацевтика"

Внедрение "второго лишнего" следовало бы сделать поэтапным
 Мнение специалиста

Настасья Иванова. директор по развитию ООО "Интер-С Групп"

И инновациям и фармсубстанциям необходима поддержка
 Мнение специалиста

Побелянский Георгий, генеральный директор фармацевтической компании "ВЕРТЕКС"

К вопросу о барьерах в евразийском пространстве
 Мнение специалиста

Быков Александр, директор по экономике здравоохранения "Р-Фарм"