13.06.2024 Издается с 1995 года №5 (362) мая 2024 18+
13.06.2024 Издается с 1995 года №5 (362) мая 2024
// Тема номера

Развитие фармпрома невозможно без диалога с наукой

Наталья Папазова, генеральный директор производственной компании "Исследовательский институт химического разнообразия" ГК "ХимРар"

Разговор пойдет о создании инновационных лекарств в нашей стране и развитии собственного производства фармсубстанций, а также о мерах поддержки, необходимых для прогресса данных направлений.

Наталья Александровна, как Вы оцениваете ситуацию с развитием национального производства инновационных препаратов?

— Ключевые направления разработки инновационных препаратов в нашей стране соответствуют мировым тенденциям. На это влияет постоянный рост числа пациентов с социально значимыми заболеваниями (онкологические болезни, сахарный диабет, ВИЧ, гепатит В и С), а также необходимость пожизненного приема препаратов для их лечения.

Но если рассматривать продуктовые портфели основных российских игроков фармрынка, то большая часть их включает в себя дженерики. Новые наименования представлены в основном препаратами, которые являются следующими в своем классе, так называемыми next-in-class. Первых или лучших в своем классе лекарств у нас довольно мало, еще меньше — отечественных инновационных препаратов. Большинство оригинальных препаратов в нашей стране введены в обращение иностранными фармацевтическими компаниями — Бигфармой.

Отечественные производители более охотно коммерциализируют препараты, которые уже входят в стандарты оказания медицинской помощи и клинические рекомендации. Понимание объема рынка и механизма реализации таких лекарств позволяет оценить рентабельность еще на старте проекта. Ключевое значение здесь имеет, увы, экономический аспект: предприятию, которое выпускает низкомаржинальную (и максимально доступную по цене для пациента) продукцию, сложно выдержать расходы на создание инновационного препарата, полный цикл разработки которого может занимать более 5 лет и оцениваться в миллионы долларов. А процесс привлечения инвесторов на ранних сроках разработки достаточно сложен.

Почему?

— Пока препарат находится на стадии доклинических и ранних клинических исследований — сохраняются высокие научные риски (т.к. это только гипотеза), что изучаемая молекула сможет стать лекарством. На более поздних этапах разработки, когда все основные риски сняты, инвесторы охотнее вовлекаются в проект.  Как правило, это происходит после 2-й фазы клинических исследований.

Сегодня, после пандемии COVID-19, уже никому не надо доказывать, что необходимость разработки собственных инновационных препаратов должна быть обусловлена не экономическими, а политическими интересами нашего государства. Так как доступ и своевременная поставка необходимой номенклатуры лекарств — это вопрос здоровья и безопасности наших граждан. Обеспечение технологического суверенитета страны входит в Концепцию технологического развития до 2030 года, для разработки инновационного препарата недостаточно доброй воли и наличия необходимых ресурсов у предприятия-разработчика. Нужны соответствующие государственные меры поддержки, стимулирующие создание отечественных инновационных лекарств, в особенности на этапе 1-2 фаз клинических исследований, где у нас сейчас «долина смерти».  Также важно иметь регуляторную поддержку, а именно развивать практику научного консультирования разработчиков со стороны экспертных государственных организаций.

Как должно быть выстроено такое научное консультирование? Чем оно будет полезно?

— Консультирование фармпроизводителей в ходе создания новых препаратов широко применяется в практике ряда стран. Организован процесс так: представители производственной компании могут записаться и прийти на прием в экспертную организацию, которая непосредственно курирует вопросы разрешения на обращение лекарственных средств. Экспертам нужно представить подготовленное досье на разрабатываемый лекпрепарат и имеющиеся результаты исследований (даже если они пока промежуточные, а процесс лабораторных или иных испытаний пока не завершен).

Изучив эту информацию, представители экспертной организации смогут дать производителю рекомендации по направлениям дальнейшей работы. Ведь если речь идет не о дженерике, а об оригинальном средстве, то у каждого такого препарата своя уникальная программа исследований — и доклинических, и клинических. И здесь исключительно важна роль выдвигаемых гипотез.

Благодаря научному консультированию у разработчика появляется возможность детально изучить преимущества и недостатки своей программы, а также получить предложения по ее усовершенствованию, чтобы результаты исследований были приняты регулятором по итогам консультирования, а здравоохранение и пациенты приобрели новое действительно эффективное лекарство. Данный инструмент в ряде государств является частью установленной процедуры регистрации. Он полезен и производителю лекарственных препаратов: тщательно выполняя все назначенные этапы исследований, компания уверенно продолжает работу и понимает, что ее многолетний труд действительно принесет результаты. Алгоритм и логическая конструкция научного консультирования фармпроизводителей должны способствовать достижению главной цели: чтобы появилось лекарство, изученное со всех сторон, с доказанной эффективностью и безопасностью. Сокращение сроков и издержек на разработку здесь не являются приоритетными, хотя, безусловно тоже важны.

Летом 2023 года в СМИ обсуждалось предложение включить научное консультирование в программу "Фарма-2030" или связанные с ней документы. Нашла ли данная инициатива свое отражение в нормативной базе?

— Это как раз было наше предложение. Формально данная процедура поддержана Минпромторгом и Минздравом, но, к сожалению, отдельно в плане реализации стратегии конкретных мер не предусмотрена, ответственные за реализацию, как говорится, не назначены. Когда в документ будут вноситься дополнения, мы планируем снова выдвинуть инициативу о том, чтобы научное консультирование заработало как важная составляющая развития инновационного фармацевтического производства в нашей стране.

Не могу не спросить о сотрудничестве предприятий фармпрома с научными организациями и учебными заведениями. Как выстроен такой диалог в вашей компании?

— Мы очень тесно сотрудничаем с МФТИ и РХТУ имени Д.И. Менделеева. В МФТИ у нас есть даже кафедра инновационной фармацевтики и биотехнологии, здесь ГК "ХимРар" является базовой организацией, где наши эксперты читают лекции, проводят семинары и мастер-классы. Студенты из этих вузов приходят к нам на стажировки еще будучи на старших курсах, получают представление о профессии, нарабатывают навыки, пишут дипломные работы под руководством наших специалистов.  Многие наши сотрудники — выпускники этих университетов. Получив фундаментальные знания в «альма-матер», они внедряют их на наших площадках и нарабатывают ценный опыт уже в прикладных научных исследованиях. Это помогает им приобретать опыт и постоянно расти в своей профессии.

Но одной лишь подготовкой кадров наше взаимодействие с вузами не ограничивается — мы ведем общую научно–исследовательскую работу. Совместно с университетами занимаемся поиском и созданием новых молекул, которые в ближайшие годы смогут стать лекарствами. По большому счету, без этого направления у отрасли нет будущего.

Индустриальный партнер в состоянии внедрить и масштабировать на производственных площадках технологию выпуска новых химических соединений. Но как без участия ученых–исследователей отыскать и детально изучить необходимую формулу — такую, на основе которой может быть создан новый вид фармакотерапии?

Да, без научных исследований и лекарства, и медицина были бы невозможны. На Ваш взгляд, как должны соотноситься фундаментальный и прикладной аспект современной науки?

— Фундаментальная и прикладная наука дополняют друг друга: по своей структуре и задачам они имеют много отличий, однако "мостики" между ними должны быть всегда. Ведь прикладные исследования нельзя будет выполнить без проведенной работы в поле исследований фундаментальных. На мой взгляд, очень близок к фундаментальной науке ранний процесс разработки препаратов — поиск молекул, первые предположения о том, как найденные химические соединения будут работать, какие фармакологические свойства у них обнаружатся… По сути, на этом стартовом этапе мы имеем дело с огромным количеством гипотез. А выбраны из них будут всего одна-две.

И когда предмет дальнейших исследований станет уже четким и понятным, процесс перейдет в поле прикладной науки. Будет составлен план эксперимента, список примерных шагов, помогающих пройти путь от молекулы до лекарства, а также включение нового препарата в число тех видов терапии, которыми располагает современное здравоохранение. Словом, и фундаментальные исследования и прикладные — это звенья одной цепи.    

Но еще раз хочу подчеркнуть, что именно прикладные исследования не получают достаточно внимания и финансирования со стороны государства.  В создании инновационных препаратов нельзя обойтись без целевых субсидий и других эффективных рычагов финансовой поддержки. Ведь еще два года назад только одно из десяти оригинальных лекарств на российском фармрынке было отечественным. Конечно, российская фарма появилась не так давно. Частично она формировалась на базе старых советских заводов, но помимо таких предприятий с ценнейшим многолетним опытом есть и множество сравнительно молодых компаний, созданных в конце 1990-х — начале 2000-х гг. Есть всего несколько игроков, кто занимается R&D и пытается делать инновационные препараты — это мы (ХимРар), Генериум, Биокад, Герофарм, может еще две–три компании, а их надо на порядок больше. 

Большая часть фармпроизводителей работает и сохраняет рентабельность в основном благодаря дженерикам. Больших доходов у них нет. И говорить о развитии крупных проектов в таких компаниях можно будет только при одном важном условии: если к выполнению поставленных задач подключится государство и начнет софинансировать научно-прикладную деятельность на этапе клиники (как это уже было сделано в программе "Фарма-2020"). Иначе откуда у нас возьмутся отечественные инновационные препараты? А с учетом геополитической ситуации и остановки клинических испытаний своих новых препаратов иностранными компаниями, уже через 5–7 лет у нас не будет никаких инноваций в стране, кроме тех, что нам будет продавать Бигфарма.

Что можете сказать о другом важнейшем направлении в развитии отечественного фармпрома — производстве собственных субстанций?

— Сегодня государство ведет огромную работу в данной сфере, активно поддерживая и промышленность, и науку. При этом важно обратить особое внимание на некоторые вопросы за пределами фармацевтики, в смежных с нею отраслях.

Производство лекарств, косметика, парфюмерия, бытовая химия, фотохимия и т.д. относятся к тонкой химии, которой предшествует целый ряд отраслевых производственных цепочек. А в отраслевой состав химической промышленности входят:

  • горно–химическая отрасль (добыча горно-химического сырья);
  • основная (неорганическая) химия (производство кислот, щелочей, солей, аммиака, хлора и т.д.);
  • химия органического синтеза (производство спиртов, органических, кислот, полимеров и т.д.).

Поставщиками сырья для химической промышленности являются лесная, нефтеперерабатывающая, коксохимическая, газоперерабатывающая отрасли и металлургия. Если собрать пирамиду из всех перечисленных сфер, то фармацевтика окажется на верхушке, а в основание пирамиды лягут серьезные энергозатратные процессы по выпуску многотоннажной продукции. Таким образом, говоря об отечественном производстве интермедиатов, реактивов, оборудования и комплектующих, нужно начинать с налаживания производственных и логистических цепочек, включающих в себя взаимодействие всех отраслей сырьевой и перерабатывающей промышленности.

Те направления химпрома, о которых я рассказала, в советскую эпоху обеспечивали не только фармацевтику, косметику и бытовую химию. Благодаря их работе активно функционировало отечественное машиностроение, приборостроение, производство резин и каучуков… "Веток" было множество, но "корень"–то один. Теперь нужно будет выстроить все заново.

Вот почему пока рано говорить о полном суверенитете национальной фармацевтической отрасли в сфере производства субстанций. Пока мы не наладим выпуск органических и неорганических реактивов, зависимость от интермедиатов, химреактивов и оборудования сохранится, а стоимость АФС отечественного производства будет выше, чем у китайских и индийских. Но несмотря на сложность выполнения поставленной задачи, от ее решения отказываться нельзя. Это жизненная необходимость для нашей страны.

Что наглядно показала пандемия ковида…

— Да, причем те же самые риски сохраняются и сегодня. Чуть больше месяца назад Bank of China закрыл возможность проведения платежей иностранным компаниям, в том числе и нашим, российским. А к нам на производство большая часть "исходников" интермедиатов приходит из Китая. И мы полмесяца занимались поиском решений вопроса: как отправить деньги партнерам?

Как видите, иногда не спасает даже то, что у большинства стран мира есть внешняя "подушка безопасности" — Китай, отношения с которым у нас и у многих других компаний действительно очень хорошие. В постоянно меняющемся мире нужно быть всегда начеку, чтобы оперативно решать задачи, которые в стабильной обстановке просто не возникли бы. Технологический суверенитет действительно необходим, именно он — надежная защита от тех ситуаций, когда, например, американцы вдруг решают не платить Китаю, а Китай "закрывает" платежи уже по собственному экспорту. В советскую эпоху подобная независимость у нашей страны была, и система отраслевых взаимосвязей являлась весьма детально проработанной. Очень жаль, что часть этого наследия утеряна в «эпоху девяностых», когда своей продукции во многих случаях предпочитали импортную, вследствие чего такой подход печально отразился на состоянии многих отраслей промышленности.

Когда США переносили свои производственные площадки в Китай, они и не предполагали, что будет так, как сегодня. А вот китайский опыт заслуживает внимания: страна смогла эффективно воспользоваться всеми теми шансами, которые дал ей изменившийся подход западных государств, и теперь обеспечивает себя практически всем по полному циклу. Так, как когда-то Советский Союз. Задачи и ресурсы распределены таким образом, что от тяжелого машиностроения до тонкой химии почти все является своим.

Глобальный мир действительно открывает массу возможностей, однако в фундаментальных вопросах важно рассчитывать исключительно на собственные силы.

Статьи подрубрики мнение специалиста:
Контроль в аптеке: какие вопросы предваряют повестку дня?
 Мнение специалиста

Соколова Елена
Специалист по фармацевтическому порядку СРО "Ассоциация независимых аптек"

О значении самоконтроля и роли индикаторов риска
 Мнение специалиста

Кубрина Таисия
Старший юрист практики "Фармацевтика и здравоохранение" юридической компании "Пепеляев Групп"

Самоконтроль всегда необходим аптеке
 Мнение специалиста

Цыбушкина Элла
Генеральный директор ООО "Фармация" (г. Бор, Нижегородская обл.)

Почему необходима организационно-фармацевтическая работа?
 Мнение специалиста

Миронов Александр
Генеральный директор аптечной сети "Аптека Фарма" (Рязанская обл.)

Важно не допускать дополнительных психологических нагрузок
 Мнение специалиста

Тиунов Константин
Директор департамента по коммерческим вопросам аптечных сетей "Юнифарма" и "Росаптека"