15.06.2024 Издается с 1995 года №5 (362) мая 2024 18+
15.06.2024 Издается с 1995 года №5 (362) мая 2024
// Здравоохранение // Государственное регулирование

Нужно ли отказываться от шанса на жизнь?

С начала 2024 года в Лигу защитников пациентов поступило множество жалоб на замену лекарственных препаратов без медпоказаний. И вот почему.

Нужно ли изменять назначенную врачом терапию, если состояние больного не предполагает такой необходимости, а текущее лечение действительно помогает? На первый взгляд, ответ на данный вопрос очевиден: нет.

И все же в этом году Лига пациентов приняла огромное количество звонков, связанных с подобными ситуациями. Речь идет о терапии таких серьезных болезней как онкозаболевания и диабет.

Сигналы звучат как гром среди ясного неба: препараты, которые человек принимал годами и благодаря которым обрел достаточно хорошее самочувствие, врачи больше выписывать не могут. Появилось новое правило.

Лекарство — только при дополнительном диагнозе?

На "горячей линии", увы, не ошибаются. В конце минувшего года вышел приказ Департамента здравоохранения Правительства Москвы от 28.12.2023 №1309 о назначении отдельных лекпрепаратов пациентам с диабетом второго типа. К документу прилагаются параметры обеспечения взрослых больных ингибиторами натрий-глюкозного котранспортера второго типа в столичных медорганизациях первичного звена. Среди этих критериев отмечено дополнительное условие: чтобы больному можно было прописать медикаменты данной группы, у него должен быть не только диабет, но и — одновременно с этим — хроническая болезнь почек! Причем даже не первой или второй, а уже третьей Б стадии.

"Жалобы на переключения лекарственной терапии продолжаются, и именно в связи с названным приказом. Однако этот документ противоречит сразу двум другим: клиническим рекомендациям по лечению диабета и постановлению Правительства №890, определяющему принципы льготного лекобеспечения, — прокомментировал специально для МА президент "Лиги защитников пациентов" Александр Саверский— Больным необходимо лечение, независимо от того, есть ли у них другие сопутствующие заболевания. И никакие дополнительные диагнозы ни в указанном постановлении, ни в соответствующих клинических рекомендациях не значатся. Даже в рамках ЛЛО у пациента есть право на все необходимые для нормализации его состояния лекарства. И вдруг в Москве ему говорят: чтобы Вы получили вот этот препарат, у вас должен быть не только диабет, но и обязательно хроническая болезнь почек. К чему приведет такой подход?"

Выстоит ли система льготного лекобеспечения?

Любой юридический шаг может стать прецедентом, обращает внимание А.В. Саверский. И если недавний столичный опыт вдруг решат применять другие регионы — система льготного обеспечения пациентов лекарствами окажется полностью разрушена. Причем очень быстро.

Ведь обусловить право больного дополнительными диагнозами — значит перечеркнуть действующие положения ПП РФ №890. И фактически оставить тысячи и тысячи людей без необходимого лечения.

Глава Лиги обращался в московский Депздрав с просьбой отменить юридический акт, вошедший в коллизию с базовым документом льготного лекобеспечения. В ответном письме региональный орган здравоохранения сообщил, что тех пациентов, которые уже находятся на терапии ингибиторами НГЛТ-2, переводить на другие препараты не будут. "А тем, кто заболел недавно, лекарства, что, не нужны? — негодует Александр Саверский. — Не абсурден ли такой подход? Убежден, что приказ подлежит отмене".

Лекарство, проверенное годами применения, помогает пациенту находиться в достаточно хорошем состоянии, даже несмотря на диагноз "диабет". Замена хорошо зарекомендовавшего себя средства на другой препарат не всегда оказывается во благо. Нередко она ведет к побочным действиям и даже ухудшению здоровья. Иногда сильному.

Ситуации, подобные вышеописанной, стали происходить и с терапией онкозаболеваний. В Лиге пациентов рассказали о случае, когда больному было выписано только одно лекарство, при том, что это средство эффективно именно в сочетании с конкретным вторым препаратом.

Речь идет об одновременном приеме пембролизумаба и ленватиниба, которые указаны также в клинических рекомендациях. Ленватиниб пациенту консилиум прописывает, а вот пембролизумаб — уже нет. В резолюции консилиума отмечено: если вам будет хуже, то вернемся к вопросу о втором лекарственном средстве.

Еще у одной пациентки, с 2016 года болеющей раком легких, — продолжительная ремиссия, она успешно борется за жизнь с помощью подобранного препарата лорлатиниб. И вдруг ей говорят: нет, мы тебе дадим другой. Как можно перечеркивать результат восьми лет борьбы за жизнь? Зачем рисковать? Дочь этой пациентки приходила на недавний конгресс "Право на лекарство" (он состоялся 23 мая с.г.) и уже лично рассказывала эту историю.

Как видит ситуацию медицинское сообщество

В ходе подготовки к конгрессу "Лига защитников пациентов" провела на платформе "Врачи.РФ" анкетирование специалистов по теме немедицинских переключений в лекарственной терапии. На предложение пройти опрос откликнулись около 500 врачей.

94% респондентов подтвердили: да, с проблемой подобных переключений мы сталкивались. Самой популярной причиной решений о замене одного вида медикаментозного лечения на другой оказалось отсутствие нужных лекарств (80% ответов). Был отмечен и такой фактор как неофициальные рекомендации руководства (20% ответов).

Сведения о частоте переключений по результатам опроса варьируются:

  • 46% респондентов-врачей сообщают, что подобные ситуации наличествуют у 10 и менее процентов пациентов (но от этого острота проблемы не снижается);
  • 32% участников, почти каждый третий, сталкиваются с немедицинскими заменами лекарств в 10-30% случаев;
  • еще 7% опрошенных специалистов отмечают, что препараты (вне показаний по здоровью) менялись у 50 и более процентов больных.

Остается предположить средний параметр: по всей видимости, с вынужденной немедицинской корректировкой медикаментозной терапии (например, из-за лекарственной дефектуры) знаком каждый пятый пациент.

При этом 61% респондентов-докторов отмечают осложнения и побочные действия при замене лекпрепаратов. Это чрезвычайно много, и даже если бы цифра оказалась меньше, в каждом случае речь идет о здоровье человека и его жизни.

Еще 20% врачей затруднились с ответом: они либо не смогли увидеть влияние новых видов фармакотерапии, либо опасаются говорить о нежелательных эффектах, считая, что возможности изменить ситуацию все равно не будет. В Росздравнадзор об осложнениях при смене лекарств сообщали лишь 10% опрошенных.

Таким образом, сегодня система фармаконадзора может видеть только "верхушку айсберга" и не располагать данными о реальном масштабе проблемы. И вновь, в который раз, встает вопрос: как же сделать механизм передачи данных о побочных действиях медикаментов максимально приемлемым для врача и аптеки, которая тоже является участницей этого процесса?

Что говорит закон об основах охраны здоровья

Заменяемые (или "пропускаемые") лекпрепараты зачастую есть в наличии на национальном фармрынке. Вопрос о цене при заменах также не играет особой роли, поскольку особого разброса в стоимости лекарств не наблюдается, отмечают в Лиге. А ведь в Законе "Об основах охраны здоровья граждан…" указано: у врачебной комиссии есть право переназначить фармакотерапию по жизненным показаниям либо по индивидуальной непереносимости.

Относится ли к таким ситуациям издание нового регионального документа? Тем более что отмеченные в приказе №1309 лекарства для терапии диабета как раз и предназначены для того, чтобы защитить почки, а также сердечно-сосудистую систему. Отказ от данных видов лечения может оставить больных фактически безоружными перед лицом грозных осложнений — кардиологических и нефрологических.

Вместо постскриптума: как не перечеркнуть право на здоровье?

А пока на жалобы пациентов продолжают приходить одни и те же ответы: если станет хуже — тогда поменяем… Однако осложнения на почки (или сердце) — это гораздо серьезнее, чем небольшая царапина. Справиться с ними очень и очень трудно. Хорошо, если в подобной ситуации человек останется жив.

Лига защитников пациентов выдвинула требование: запретить врачебным комиссиям замену препаратов без показаний по здоровью больного. Ведь на практике право на лекарство зачастую равняется праву на жизнь.

Источники:

.

Саверский Александр Владимирович, президент Общероссийской общественной организации "Лига защитников пациентов", юрист, специалист в области защиты прав пациентов

Статьи подрубрики государственное регулирование:
Медицинские кадры: как сохранить доступное лечение

Национальное здравоохранение испытывает колоссальный кадровый голод. Сегодня стране не хватает врачей, фельдшеров, медицинских сестер.

Как повысить доступность АРВ-терапии

В марте к министру здравоохранения М.А. Мурашко и главе ФМБА В.И. Скворцовой обратились участники "Пациентского контроля" — движения, защищающего интересы пациентов с ВИЧ и иными серьезными заболеваниями.

Минздрав отчитался и наметил перспективы

Министр здравоохранения М.А. Мурашко на минувшей неделе отчитался перед депутатами Комитета по охране здоровья Государственной думы, рассказав о результатах и направлениях работы, в том числе в сфере фармацевтической помощи.

Службу "03" нужно срочно спасать

"Скорая помощь" задыхается от нехватки кадров. Решить эту проблему предложено посредством организационных мер, а именно — уточнения профстандарта для врача скорой медпомощи. Проект соответствующего документа подготовил Минтруд.

Дополнение перечней лекарств одобрено Минздравом

На заседании специальной комиссии МЗ РФ по вопросам составления ключевых списков лекпрепаратов одобрено предложение дать статус ЖНВЛП всем заявленным наименованиям. Некоторые препараты для лечения пациентов с рассеянным склерозом — дивозилимаб (в форме концентрата) и сампэгинтерферон бета-1а (в виде раствора) — предложено внести в состав списка "четырнадцати нозологий".