24.04.2024 Издается с 1995 года №3 (360) мар 2024 18+
24.04.2024 Издается с 1995 года №3 (360) мар 2024
// Фармрынок // Лицо фармации

Владимир Гридякин: медицина и фармация — единое целое

Какие бы условные барьеры между медицинской и фармацевтической помощью ни были установлены в настоящее время, их объединяет одна общая цель — сохранить здоровье и спасти жизнь.

О невозможности исключить взаимосвязь между трудом врача и трудом провизора важно вспомнить именно сейчас, когда ситуация с кадровым пополнением в здравоохранении заставляет серьезно задуматься: единый госэкзамен по химии, профильной дисциплине для будущего доктора, будущего руководителя аптечной организации и будущего разработчика новых лекарств выпускники стали сдавать все реже.

Об особенностях кадровой ситуации в аптечном сегменте и перспективах диалога между медицинскими и фармацевтическими работниками сегодня рассказывает Владимир Гридякин, генеральный директор ООО "Альянс–Фарм" из поселка Запрудня Талдомского района Московской области.

Владимир Иванович, как Вы оцениваете кадровую обстановку в современных аптеках?

— Кадровый дефицит увеличивается год от года и через несколько лет может стать уже критическим. Причем не для отдельных аптек или отдельных регионов, а для всей сферы фармации в нашей стране.

Нашу аптечную организацию выручают старые кадры: к счастью, удалось сформировать хороший микроклимат, в котором специалистам комфортно. Но нельзя не сказать и о молодом пополнении: в Талдомском районе Подмосковья, где мы работаем, фармацевтов не выпускает ни одно учебное заведение (не готовят их, кстати, и в соседнем Дмитрове). А ведь район очень большой и один из наиболее зеленых в области. В теплое время года число одних только отдыхающих достигает трех миллионов!

Что же происходит дальше? У тех выпускников, которые, несмотря на все сложности в отрасли, мечтают связать свою жизнь с аптечным делом, выбор остается, по сути, один: уезжать в Москву и учиться там, чтобы в дальнейшем работать уже в московской аптеке. Да, иногда приходят медицинские сестры, которые хотят переобучиться на фармацевтов. Но при всей кажущейся легкости на практике это не так–то просто. Ведь навыки абсолютно разные. К счастью, у некоторых медработников такая переподготовка проходит успешно.

И все же — это только часть решения проблемы. Исключительно важно открывать новые фармацевтические колледжи или хотя бы фармацевтические отделения в колледжах медицинских. Ведь аптечный работник зачастую оказывается первым человеком в белом халате, к которому пациент может обратиться за помощью. Стоит ли ограничивать доступ к этой помощи?

Вопрос, как говорится, риторический.

Это точно… Не могу не спросить, как обстоят дела с аптечными специалистами высшей квалификации — провизорами?

— Провизоры у нас есть, но ситуация с ними также вызывает определенные опасения. Пусть и в чуть более отдаленной перспективе.

Фармацевтическими факультетами и отделениями в университетах наша страна в значительной степени обеспечена. Однако необходимо, чтобы интерес абитуриентов к профессии остался достаточным. Сегодня же наблюдается прямо противоположная тенденция: в минувшем 2023 году число выпускников, сдавших единый госэкзамен по химии, уменьшилось на целых 20% в сравнении с предшествующим годом. Может быть, многие школьники побоялись сдавать столь сложный предмет, ведь от экзаменационных испытаний серьезным образом зависит будущее… Но факт остается фактом: вопрос болезненный и его надо решать.

К тому же, провизор и фармацевт необходимы не только аптеке. В специалистах данного профиля остро нуждается национальное фармпроизводство. Оно за последние десять–пятнадцать лет существенно нарастило мощности и обязательно должно развиваться дальше.

Как считаете, влияет ли на кадровый вопрос фармотрасли сегодняшняя аптечная конкуренция?

— Да, она также играет определяющую роль и, к сожалению, резко отрицательную. Если открыть распоряжение Правительства РФ от 3 июля 1996 г. о социальных нормах и нормативах, там можно увидеть базовые показатели обеспеченности аптеками – и по расстояниям между ними, и по количеству населения, которое должна "охватить" одна аптечная организация. А сегодня даже в нашем поселке, где немногим более пятнадцати тысяч жителей, сетевые точки открываются дверь в дверь, но никак не на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга.

Кадры зачастую "утекают" к крупным сетям, однако уходят они временно, а затем возвращаются назад, на прежние места работы. Такие «маятниковые» движения объясняются просто: людям обещают более высокую зарплату, а на деле она оказывается в лучшем случае той же самой, а иногда и заметно ниже.

Нагрузка при этом, наоборот, возрастает, и не в последнюю очередь, из-за демпинговых тактик, практикуемых крупными компаниями. Подобный менеджмент многим противопоказан, в особенности в небольших городах и поселках. У нас каждый провизор и фармацевт знает почти все население, понимает потребности каждого. Сетевые стандарты здесь едва ли применимы, они только нарушают стабильность ситуации.

Как считаете, что можно изменить в сложившемся формате конкуренции?

— Обстановку "сверхконцентрации" (а по–другому сегодняшнее положение дел не назовешь) могли бы разрядить "профильные" аптеки. Например, диабетические, по неврологии и психиатрии, по гинекологии и урологии. В такой ситуации пациенты с теми или иными заболеваниями точно уверены: нужно приходить в аптеку Х, у них есть все, что назначил врач. И тогда напряженность потихоньку сходит на нет. При условии, конечно, что аптека подошла к своей "специализации" максимально детально.

Сами же фармацевты и провизоры могут существенно расширить свой профессиональный кругозор. Ведь сегодня специалист может долго иметь дело исключительно с каплями в нос и антисептиками, а способность ориентироваться в остальной части аптечного ассортимента тем временем благополучно забывается. Хотя к двадцать первому столетию изобретена далеко не одна тысяча препаратов, а фармработник зачастую уверенно разбирается только в самых "ходовых" средствах. Так быть не должно, знания важно сохранять и приумножать. Особенно те, от которых зависит жизнь и здоровье.

Любопытно, но среди сетевых аптек в нашем поселке уже есть своеобразный "точечный" пример "профильного" подхода. Одна из крупных межрегиональных компаний выпускает собственную линию биодобавок, которые востребованы у жителей поселка. Люди действительно приходят за данной продукцией.

При этом не могу не заметить еще одну тревожную тенденцию: многие фармацевты, уходя в крупные сети, через полгода или год покидают их, но… На прежние места или в другие небольшие аптечные организации они не возвращаются, а полностью уходят из профессии. Возможно, вопрос в профессиональном выгорании, в рабочей атмосфере, ведь она на каждом предприятии своя. И если она дискомфортна, не каждый человек сможет выдерживать ее каждый день. Вот и еще одна причина кадрового оттока.

Может быть, свою роль сыграли отголоски ковидной обстановки и общий тревожный настрой посетителей аптек?

— К настоящему моменту ситуация уже в большой степени «выровнялась». Люди чаще приходят в хорошем, спокойном настроении, меньше жалуются, сильнее настроены на выздоровление, чаще занимаются профилактикой. А всего год назад достаточно распространенная ситуация с необходимостью замены препаратов в рамках МНН могла вызвать довольно резкую реакцию. Посетитель, как правило, настаивал: "Только этот бренд и никакой другой!" Сегодня же в таких случаях все чаще не волнуются, а рассуждают с точки зрения логики, уточняя у провизора или фармацевта основные особенности имеющихся дженериков. И это не может не радовать.

Сам я по первой профессии — врач, поэтому организовать работу мне во многом проще. У большинства препаратов знаю все детали применения и побочные действия, и даже если наименование пока незнакомое, сориентируюсь быстро. Иногда консультирую младших коллег, например, когда из-за большой вероятности побочных эффектов нужно так или иначе скорректировать назначение. Ведь основная задача аптеки состоит именно в этом — рассказать врачу и пациенту про лекарство.

Получается, медицина и фармация неразделимы, вопреки распространенным сегодня мнениям?

— Совершенно верно. Работа врача и аптеки — по своей природе единый процесс, поэтому очень хотелось бы, чтобы так было и сегодня. Чтобы главврач знал в лицо каждого фармацевта и провизора. Чтобы не реже раза в месяц (а лучше еженедельно) фармацевтический работник делал в больнице или поликлинике доклад о тех или иных вопросах применения лекарств. Или даже просто рассказывал о препаратах-новинках, объективно и детально. Встреча аптечного специалиста с докторами не обязательно будет долгой — совещания–пятиминутки" достаточно. Но такое взаимодействие обязательно должно быть.

Как считаете, какими могут стать главные темы профессионального общения врача и фармработника?

— Одна из первых задач на сегодня — правильное выписывание рецептов. В вопросах оформления и учета лекарственных назначений консультация провизора будет очень полезна. Вторая задача, как уже отметил, информирование врача о новых препаратах. К сожалению, в сегодняшнем цейтноте доктор может и не знать, что лекарство снято с производства или перестало ввозиться в нашу страну. А в результате пациент получит рекомендацию, выполнить которую ни одна аптека не в состоянии. Ведь требуемого наименования уже несколько месяцев как нет!

От взаимодействия медицины и фармации зависит и стратегическая задача здравоохранения — восстановление системы производственных аптек. Ведь экстемпоральное изготовление — не конвейер, а работа по индивидуальному рецепту. Сегодня же молодой врач–невролог зачастую не может ответить, что такое смесь Серейского (противоэпилептический препарат, изготавливаемый аптечной организацией). Эту смесь было сложно найти еще в конце девяностых, хотя аптеки продолжали ее делать. Как и многие другие необходимые лекарства. До тех пор, пока не оказались вынужденными закрыть рецептурно-производственные отделы.

Сегодня классических аптек, где могут изготовить лекарство, несколько сотен на всю страну. И неудивительно, что даже в нашем оживленном районе Подмосковья они в большом дефиците. Ни у нас в Запрудне, ни в Дубне, ни в Талдоме (от этих городов нас отделяют несколько станций на электричке) рецептурно-производственных отделов нет! Сам несколько лет думаю над организацией такого отдела, но пока, с учетом длительной ковидной обстановки, процесс, к сожалению, затормозился.

И здесь хотел бы обратить внимание: для организации аптечного изготовления «с нуля» руководитель и сотрудники должны обладать целым спектром компетенций. Тут и лабораторная деятельность, и современные клинические испытания… Поэтому такую работу важно начинать рука об руку с больницей или поликлиникой, чтобы врачи знали об экстемпоральных препаратах и при необходимости сразу же оформляли назначения. Аптека готовых форм может спокойно ждать, пока за тем или иным препаратом придет посетитель. А рецептурно–производственный отдел — не может.

Классическая аптека будет очень полезна и для импортозамещения в фармотрасли. Сегодня доля отечественных лекарств (среди всех препаратов, находящихся в обращении) составляет, если не ошибаюсь, около шестидесяти процентов и планируется увеличивать ее в дальнейшем. А "здесь и сейчас" в любой момент необходимые импортные медикаменты могут просто-напросто не приехать на склад.

И их появления порой приходится ждать очень долго…

— А нужно ли ждать, если мы можем делать все сами? Экстемпоральные лекарства — это же ведь не только педиатрия. И кардиологические, и психиатрические, и неврологические препараты могут быть изготовлены в аптеке. Причем речь идет не о единичных наименованиях, а о значительном количестве. Главное только, чтобы врач мог выписать рецепт, а аптечная организация могла полноценно работать, не ограничиваясь одними готовыми лекформами.

Да, задачи медицины и фармации тесно взаимосвязаны… Как получилось, что Вы выбрали два этих направления одновременно?

— Наверное, медицину полюбил с детства. Моя мама заведовала акушерским (именно акушерским, а не фельдшерско–акушерским) пунктом в селе. Когда был маленький, все время крутился поблизости и к моменту школьных выпускных экзаменов о выборе профессии даже не задумывался. Правда, выбрал другую врачебную специализацию — психиатрию. Как-то так сложилось. Много лет заведовал в Первой Градской больнице соматопсихиатрическим отделением, где лечили пациентов, у которых одновременно были и психические, и соматические патологии. Например, шизофрения плюс язва желудка или перелом плюс депрессия. Специальность трудная, но исключительно необходимая.

Профессию врача выбрал и мой сын: в минувшем 2023 году он окончил Первый мед, поступил в ординатуру и сейчас уже участвует в хирургических операциях.

А фармацевтическим делом я стал заниматься еще во второй половине девяностых. Совпали обстоятельства, появилось помещение… Много лет совмещал фармацию с медицинской практикой, но сейчас как врач уже "в отставке" и сосредоточился только на аптеке.

Что бы Вы хотели пожелать коллегам в сегодняшней непростой обстановке? Как считаете, каким человеком должен быть врач или провизор, чтобы в любые времена быть способным выстоять и продолжать заниматься любимым делом?

— Наверное, одно из главных качеств сегодня — гибкость. Но не в том отрицательном смысле, в котором его часто понимают: специалист должен уметь быстро адаптироваться к меняющейся обстановке, находить новые способы организовать свою работу, новые методы эффективной помощи. А еще — уметь слушать и слышать (независимо от того, кто твой собеседник — пациент или коллега). И постоянно приобретать новые знания.

Если есть адаптивность и способность учиться, со временем все наладится. И профессиональная деятельность станет еще более плодотворной.

Специализированные
мероприятия
 
RU PHARMA 2024 ban
 
   
   
 
   
Статьи подрубрики лицо фармации:
Настасья Иванова: в этом году наша задача — выстоять

2022 год наглядно подтвердил, что логистика исключительно важна. Особенно если речь идет о логистике лекарственных препаратов. Однако нельзя сказать, что в сложной обстановке важна только деятельность "первой десятки" фармдистрибуторов.

Е.А. Тельнова: ограниченный выбор дает большие возможности

Не стало хорошего человека, умницы, начинателя и организатора всех современных процессов в области лекарственного обеспечения и контроля. Вспомним ее добрым словом, расскажем о ней…

В. Гридякин: микроклимат аптеки — это разговор обо всем

Минувший год был очень сложным для малых и средних предприятий. И это еще мягко сказано.

Дана Алборова: самое важное — не быть равнодушным

Сложные времена не отменяют рабочих процессов — пусть порой и кажется, что основные задачи уходят в тень, уступая место заданиям срочным. Однако так ли это на самом деле?

Дмитрий Руцкой: прогресс должен быть на благо, а не во вред

Сегодняшняя обстановка во многом напоминает ситуацию конца девяностых: сложное экономическое положение, падение курса рубля и масштабные изменения в фармацевтическом секторе... Конечно, вызванный пандемией кризис и дефолт 1998-го — не одно и то же. Но по масштабу последствий они соизмеримы.

Специализированные
мероприятия
 
RU PHARMA 2024 ban