Свежие статьи подрубрики тенденции развития:

 
ФинЗдрав
 
   
   
   
   
   

XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член–корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

Очевидная неспособность Штатов эффективно противостоять "ковиду" родила жесткое противостояние, сравнимое разве что с холодной войной между США и СССР: администрация Трампа "назначила" КНР ответственной за мировое распространение коронавируса и его американские «похождения», полагая, что убытки глобальной экономики от пандемии "китайской рукотворной" COVID-19 могут составить от 5,8 трлн до 8,8 трлн долл. — эквивалент примерно 6,4–9,7% мирового ВВП. Реально просчитанные убытки на сегодня, по предварительной оценке Всемирного Банка, приближаются к 12 трлн.

Сегодня, когда мир захватила волна антиглобализма, протекционизма, регионализации и локализации внутренних производств, сочетающаяся с растущим взаимным недоверием и новым нашествием «ковида», соперничество двух крупнейших держав планеты вызывает обоснованную тревогу.

Проследим, как еще недавно успешные деловые партнеры стали жесткими противниками.

Выступая 21 сентября в ООН на заседании высокого уровня в ознаменование 75–й годовщины этой международной организации, Трамп призвал наказать Китай за распространение COVID–19: "Выпустил эту чуму в мир. Вновь мы участвуем в великой глобальной битве, ведем сражение с невидимым врагом — китайским вирусом".

На встрече со своими сторонниками в штате Пенсильвания 27 сентября Президент США заявил вдогонку: "За следующие четыре года мы превратим Америку в производственную сверхдержаву мира, и мы раз и навсегда покончим с нашей зависимостью от Китая".

"КНР в перспективе представляет собой наибольшую угрозу для США, и американская администрация выстраивает международный альянс против Пекина", — вторит своему шефу госсекретарь США Майк Помпео. Согласно его утверждениям, США столкнулись "с задачей сделать все необходимое, чтобы следующий век не стал китайским столетием".

Приведенные высказывания прозвучали на фоне событий последних трех лет, на протяжении которых администрация Трампа ведет идеологическую и торгово–экономическую войну против Китая, обложив таможенными пошлинами товары из Поднебесной на сумму 350 млрд долл., заблокировав тем самым импорт в США высокотехнологичных компонентов для наиболее продвинутых и перспективных отраслей экономики, в т.ч. из специальной экономической зоны Шеньчжэня. Посетив в октябре эту суперсовременную СЭЗ по случаю 40–летия ее создания, Си Цзиньпин призвал Шеньчжэнь стать мировым лидером в области высоких технологий и промышленных инноваций, совершив, в частности, "большой скачок" в области полупроводников.

Это означает, что Штатам в свете новой реальности придется основательно перестраивать свою экономику, включая фармацевтический сектор экосистемы здравоохранения страны, в направлении большей американоцентричности, т.е. создания новой суверенной индустрии, в т.ч. производства большинства АФИ, вспомогательных веществ, других компонентов промышленной фармации и пр., ранее поставлявшихся преимущественно из КНР.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, осознавая опасность такой "новой" реальности, выступил с требованием приложить все усилия, чтобы предотвратить холодную войну между США и Китаем.

"Мы движемся в очень опасном направлении. Наш мир не может позволить себе будущее, в котором две крупнейшие экономические державы расколют планету и произойдет великий разлом, после которого каждая из этих держав будет иметь свои собственные торговые и финансовые правила, интернет и ресурсы искусственного интеллекта. Мы должны делать все возможное для того, чтобы избежать новой холодной войны", — подчеркнул он.

"США и Китаю следует установить пределы геополитического противостояния, в противном случае мир окажется в ситуации, напоминающей обстановку перед Первой мировой войной", — об этом заявил в октябре экс–госсекретарь США, патриарх американской политики, лауреат Нобелевской премии мира Генри Киссинджер в ходе виртуальной дискуссии, организованной экономическим клубом Нью–Йорка.

Выставляя "счет" КНР, Трамп делает особый упор на уханьской лаборатории, где, по его мнению, произошло "рождение" вируса, естественное или искусственное. Еще в мае месяце он утверждал, что коронавирус SARS-CoV-2 распространился из института вирусологии в китайском городе Ухане. Он убеждал журналистов, что видел сведения, которые позволили ему "с высокой степенью уверенности" так полагать. На вопрос о том, что именно дало ему такую уверенность, Трамп сказал, что ему «нельзя говорить этого».

Накануне заявления Трампа офис директора национальной разведки США Джона Рэтклиффа (John Ratcliffe) сообщил, что спецслужбы рассматривают две версии — или вирус распространился после контакта человека с животным, или же он стал результатом происшествия в лаборатории в Ухане. Однако им не удалось обнаружить ни одного официально подтвержденного научного факта, свидетельствующего о том, что SARS-CoV-2 был создан искусственно, стал продуктом генной модификации или распространился из института. Офис проинформировал, что по этому вопросу спецслужбы полагаются на консенсус научного сообщества. В то же время американская разведка представляла президенту доклады, в которых говорилось, что Китай намеренно преуменьшал масштабы эпидемии.

Спекулятивные, на взгляд ВОЗ, утверждения Трампа и Помпео опроверг и разведывательный союз "Пять глаз" (Five Eyes), созданный еще в 1941 г. и включающий спецслужбы англоязычных стран — США, Британии, Канады, Австралии и Новой Зеландии — участников многостороннего соглашения о совместном сотрудничестве в области разведывательных сигналов. По их мнению, распространение коронавируса в результате "лабораторной утечки" неправдоподобно.

Китай обвинения США в искусственном создании коронавируса и сокрытии данных о заболевании категорически отвергает, ВОЗ заявления Вашингтона считает надуманными и бездоказательными.

Учитывая озабоченность госсекретаря и навязчивые фобии президента, остановимся подробнее на "биографии" этой биолаборатории Института вирусологии Академии наук (АН) Китая в Ухани.

Институт был основан в 1956 г. как Уханьская лаборатория микробиологии АН Китая, в 1961 г. стал называться Южно-Китайским институтом микробиологии, в 1962 г. переименован в Уханьский институт микробиологии. В 1970 г. получил название Институт микробиологии провинции Хубэй, где научные исследования возглавила Хубэйская комиссия по науке и технике, в 1978 г. возвращен в АН Китая и снова переименован в Уханьский институт вирусологии.

Лаборатория существовала при институте всегда, первоначально в виде небольшого вивария и нескольких помещений для научных и прикладных исследований.

После того как в 2002 г. в китайской провинции Гуандун был идентифицирован вирус SARS, правительство Китая и ряда других стран выделили значительные ассигнования на изучение неизвестных патогенов, их опасности для человека и способы предупреждения пандемий, что потребовало модернизации лабораторных технологий и компетенций.

Ухань был выбран отнюдь не случайно: эта столица провинции Хубэй с населением 11 млн человек является, по существу, самым "французским" городом страны. В этой бывшей французской концессии Ханькоу (1896–1943 гг.), разросшейся в огромный современный мегаполис, французы построили административные здания, музей урбанизма, терминал для скоростных поездов. В индустриальной зоне города расположились заводы компаний Peugeot–Dongfeng, Renault, Airbus helycopter, Schneider Electric, L'Oreal, Pernod–Ricard.

Сотрудничество Китая и Франции в области медицины началось в начале 2000–х гг. В октябре 2004 г. президент Жак Ширак совершил свою последнюю поездку в Китай, в ходе которой подписал с тогдашним лидером страны Ху Цзиньтао соглашение о совместной борьбе с новыми инфекционными заболеваниями. Этот документ родился в момент, когда в стране только–только закончилась эпидемия SARS и появился вирус так называемого птичьего гриппа H5N1. Именно после заключения этого соглашения у глав двух государств родилась идея построить лабораторию уровня безопасности Р4 и в 2008 г. работы начались. Проектом руководил совместный франко-китайский комитет, который с французской стороны возглавил промышленник Ален Мерьё, а с китайской — действительный член АН КНР, доктор Чэнь Чжу.

Ален Мерьё — глава холдинга, работающего в сфере медицинской и промышленной диагностики во Франции. Его дед, ученик Луи Пастера, в конце XIX в. основал в Лионе аналитическую лабораторию, положившую начало истории семейного научно-промышленного предприятия в сфере эпидемиологии. В холдинг входит компания BioMerieux, занимающаяся вопросами медицинской диагностики инфекционных заболеваний, производя тесты, реактивы, инструменты и программное обеспечение для лабораторий. Холдинг Мерьё в 1999 г. создал в Лионе единственную во Франции биологическую лабораторию высшего уровня безопасности Р4, которая с 2005 г. находится под управлением Национального института здравоохранения и медицинских исследований (Inserm): здесь в 2014 г. был идентифицирован штамм вируса Эбола.

В 2015 г., в рамках реализации соответствующих программ, в т.ч. непубличных, Уханьская лаборатория при участии французских специалистов из Inserm была доведена до статуса Национальной лаборатории стоимостью 300 млн юаней (44 млн долл. США), и стала первой лабораторией уровня биобезопасности Р4 (biosafety level, BSL–4) в континентальном Китае.

Лаборатория поддерживает научные связи с национальной лабораторией Галвестона Техасского университета, университетом Чапел Хилл в Северной Каролине, лионской лабораторией и некоторыми другими соответствующими научными организациями, в основном в области органической химии, биотехнологий, экологии, химических нанотехнологий и реализации технологических платформ.

Созданная на научно-технологической основе лионской лаборатории P4, Уханьская лаборатория вобрала в себя классический конструкторский проект формата «ящик в ящике». Она имеет автономные модули, разделенные на четыре уровня (технологических этажа): на нижнем оборудована замкнутая система очистки сточных вод и система жизнеобеспечения; на втором уровне расположены центральные лаборатории, на третьем — фильтрующая система. Между вторым и третьим уровнями функционирует трубопроводная система, на верхнем установлена система кондиционирования.

За прошедшие 30 лет, по мере распространения новых инфекционных заболеваний, наряду с Китаем лишь Франция, Канада, Германия, Австралия, США, Великобритания, Швеция, Южная Африка и некоторые другие страны обзавелись лабораториями класса Р4. Такие лаборатории имеются и в России.

Начиная со второго квартала 2020 г., деятельность лабораторий Р4 осуществляется в соответствии с временным руководством ВОЗ от 19 марта 2020 г. "Лабораторные указания по биобезопасности, связанные с новым коронавирусом (2019-nCoV)".

Таким образом, Уханьская лаборатория вошла в двадцатку самых укрепленных "бункеров" в мире. Обычно подобные сооружения полностью герметизированы, изолированы, автономны и скрыты, например, в Германии (Мюнхен) такая лаборатория расположена на острове, в США тоже на острове (Плам, штат Нью–Йорк), в Швеции в лесопарке (Умео, Вестерботтен), в Австралии тоже в парке (Корио Овал, Ист-Джилонг, штат Виктория), а в Англии (Портон–Даун) — под землей. Стандарт безопасности BSL–4 предъявляет специальные требования (протоколы) к их работе для предотвращения утечки патогенов, обеспечения безопасности персонала и окружающей среды.

Лаборатории Р4, как правило, решают задачи в области военных наук и практик — осуществляют научно-исследовательские и опытно–конструкторские работы (R&D) в интересах обороны, изучают агенты (бактерии, вирусы, риккетсии, хламидии, грибы, прионы), которые могут вызвать смертельные заболевания, например, вирусы Зика, Марбург и Эбола, вирусы Хендра и оспы, исследуют отравляющие агенты. В такие учреждения доставляют грунт с других планет, который потенциально может быть заражен чем-то неизвестным.

Развертывание целевых исследований природных патогенов в Уханьской лаборатории относят к началу 2000-х гг., когда был обнаружен породивший вспышку атипичной пневмонии вирус SARS-CoV, к появлению которого привела рекомбинация вирусов в организме летучих мышей. Серьезным научным багажом лаборатории стала непрерывно пополняемая коллекция образцов мазков, экскрементов и вирусов подковоносых летучих мышей, собранных в период пятилетних исследований в пещерах провинции Юньнань — ареале их преимущественного обитания.

О том, что специфика проводимых исследований привела в 2015 г. к переводу лаборатории с третьего на четвертый уровень безопасности, — событие отнюдь не публичное, стало понятно из резюме руководителя исследований 56-летней (симпатичной, курносой, спортивного вида) Ши Чжэнли (Shi Zhengli), опубликованного на сайте Всемирного общества вирусологов. В 2013 г. она являлась директором лаборатории специальных патогенов и биобезопасности Уханьского института вирусологии уровня BSL–3, в 2015–м стала вице-директором той же лаборатории (национальной) с пометкой BSL–4. Эта должность — номенклатура отдела науки ЦК КПК.

Появление в Китае лаборатории Р4 не могло остаться незамеченным американскими спецслужбами. В январе 2018 г., скорее всего по распоряжению замдиректора национальной разведки США Стефани О'Салливен (Stefani O.Sullivan), посольство США в Пекине предприняло необычный шаг: американские научные дипломаты несколько раз посетили Уханьский институт вирусологии. Последний визит, состоявшийся 27 марта 2018 г., описан в бюллетене института на английском языке. Американскую делегацию возглавляли генеральный консул в Ухане Джеймисон Фусс (Jamison Fouss) и советник посольства по окружающей среде, науке и технологиям в здравоохранении Рик Свитцер (Rick Switzer), по совместительству — сотрудник управления разведки и исследований Госдепа США (или наоборот). Впоследствии институт удалил бюллетень со своего сайта, хотя в интернет-архивах (скриншотах) он сохранился.

Увиденное настолько заинтересовало американских чиновников от разведки, что они отправили в Вашингтон две дипломатические телеграммы с пометкой "для служебного пользования, но не секретно". Сообщения предупреждали о проблемах безопасности и недостаточном, по их мнению, контроле в лаборатории, предлагая уделить этому вопросу особое внимание и предложить помощь. Из донесения следовало, что изучение коронавирусов летучих мышей и возможной их передачи человеку чревато новой пандемией, как в случае с SARS.

Подобное предположение возникло после общения с китайскими учеными, в т.ч. с Ши Чженли. Не исключено, что после доклада разведки Трампу у него возникли подозрения, впоследствии переросшие в убеждение, что виновником пандемии стал именно Китай. Госдепартамент комментировать этот доклад отказался.

Сегодня Ши Чженли — профессор, директор Центра исследований зарождающихся инфекционных заболеваний Института вирусологии в Ухане. Коллеги называют ее "Бэтвумен" (англ. bat — летучая мышь), поскольку она посвятила экспедициям по изучению летучих мышей более 16 лет.

Ши сотрудничает с вирусологом аспирантской медицинской школы Duke-NUS (университета Дюка, Австралия), научным руководителем лаборатории ABSL3, доцентом Даниэль Элизабет Андерсон, которая в течение двух лет работала вместе с Ши в Уханьском институте вирусологии, где изучалась возможность передачи инфекции от представителей животного мира (змеи, ящерицы, цикуты, панголины, летучей мыши и пр.) человеку. Д. Андерсон одна из первых выделила SARS-CoV-2 из биоматериала в январе 2020 г.

В последние годы исследования Ши Чжэньли сосредоточились на проекте "Эволюционный механизм адаптации SARS-подобных коронавирусов летучих мышей к рецепторам хозяина и рискам межвидовой передачи инфекции". Иными словами, она продолжает работу по изучению вопросов адаптации коронавирусов к процессам вероятного заражения людей как напрямую, так и через животных-посредников.

Анализ работы лаборатории показывает, что на протяжении ряда лет ее научно–исследовательская и прикладная тематика в определенной мере коррелировалась с планами научных организаций США в области эпидемиологии и вирусологии, перекликаясь не только в научно-организационных направлениях, но и в области планирования, финансирования и обмена информацией.

За последние 6 лет лаборатория получила, кроме средств национального бюджета, внебюджетное финансирование в размере 7,4 млн долл. (финансирование было приостановлено 24 апреля 2020 г. ввиду небезопасности экспериментов) в рамках американской государственно-частной программы PREDICT через научного оператора EcoHealth Alliance (руководитель — Питер Дасзак), финансировавшейся Национальным институтом аллергии и инфекционных болезней США (CDC, с 1984 г. директор института — Антонио Фаучи, ныне — главный эпидемиолог США).

Совместные исследования не прошли бесследно: в списке работ Ши Чжэньли обнаруживаются как минимум две статьи, подготовленные совместно с Ральфом Бариком, 19 статей — с П. Дасзаком, две статьи — с Д. Андерсон.

В 2015 г. в журнале Nature при участии Р. Барика была опубликована работа об эксперименте по имитации природной эволюции коронавирусов (эксперименты этого типа называются gain-of-function research, или GOF, — приобретение новых функций исследования). Такие эксперименты дважды с 2011 г. запрещались мировым научным сообществом: данная статья была опубликована в виде исключения с пояснением главного редактора журнала, поскольку могла вызвать представление о возможности антропогенных мутаций коронавирусов.

Даниэлль Андерсон, соавтор Ши Чжэньли в ряде научных публикаций, в феврале 2020 г. стала главным цензором Фейсбука по вопросам коронавируса, блокирующим появление материалов, в которых высказываются сомнения в естественном происхождении коронавируса или же привлекается внимание к возможному его появлению в Уханьском институте вирусологии.

Перечисленные ученые представляют собой устойчивую креативную научно-исследовательскую группу высококомпетентных специалистов в области изучения природных патогенов, путей их трансформации (мутаций), межвидового биопереноса и пр., накопивших бесценный опыт в области эпидемиологии и вирусологии, в т.ч. прикладной.

Открытие 12 января 2020 г. последовательностей генома SARS-CoV-2, появление на следующий день доступного теста на 2019 nCoV и передача материалов в ВОЗ являются не в последнюю очередь следствием их продвинутого подхода к проблеме.

Сложившиеся с приходом Трампа недружественные отношения Штатов и Поднебесной сыграли отрицательную роль в изучении природных патогенов, констатируют исследователи КНР в области вирусологии.

То, что с китайцами в любом случае получилось «как-то неправильно», признали и американские специалисты. "Мы работали очень плотно с китайскими учеными. У нас была немыслимая открытость с лабораториями в Китае на протяжении последних 15 лет, с момента атипичной пневмонии. Мы сотрудничали по самым опасным вирусам и получили невероятную информацию, которая помогает общественному здоровью по всему миру. И теперь это все под угрозой", — заявил президент EcoHealth Alliance Питер Дасзак после того, как китайских ученых обвинили в утечке опасного вируса из лаборатории в Ухане.

Возникшая новая реальность заставила отдел науки ЦК КПК, Президиум АН КНР, руководство Минобороны и некоторых других ведомств обратиться к проблеме защиты населения страны, разработав национальную программу КНР по обеспечению биобезопасности, в соответствии с которой в Китае в период до 2026 г. будут построены семь лабораторий, имеющих право работать с наиболее опасными патогенами. Уханьская лаборатория станет флагманским научным центром, обеспечивая международное сотрудничество, в частности, с ВОЗ и ООН. Остальные лаборатории возглавят особо важные направления исследований в глубоководных, космических, полярных, подземных пространствах и других специальных средах.

Таковы сегодня результаты американского "коронавирусного" наступления на Китай, долгосрочные последствия которого неочевидны и непредсказуемы. Исход президентских выборов может или изменить позицию США на "китайском" направлении, или усугубить ее, внеся дополнительные риски в обострение и без того непростой международной обстановки. И тогда предупреждение мудрого Генри Киссинджера не покажется столь уж преувеличенным.

Гандель Виктор Генрихович
11.11.2020
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.


 
ФинЗдрав
 
   
   
   
   
   

Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться