Свежие статьи подрубрики тенденции развития:

 
EFF_ban
Pharma21_ban
AS21_ban
CFO_0221ban
 Farmapak  
   
   

XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член-корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

"Пандемия перестала быть «просто чрезвычайной ситуацией"
Из доклада Генерального директора ВОЗ Тедроса Аданома Гебрейесуса
на 73-й Всемирной ассамблее здравоохранения
(Женева, 9 ноября 2020 г.)

Не удивляйтесь, что слово sapiens в заголовке повторено дважды: это означает "человек разумный и современный", примерно так.
После практически года пандемии и десятков тысяч опубликованных научных работ ученые по–прежнему знают о коронавирусе SARS-CoV-2 не так много, как хотелось бы.

Согласно данным международного медицинского поисковика Pubmed, только за последние 10 месяцев было опубликовано около 63 тыс. научных статей, имеющих то или иное отношение к пандемии SARS-CoV-2: свыше 6 тыс. статей ежемесячно. Ничего подобного в научном медицинском и фармацевтическом сообществах ранее не наблюдалось.

Медиааналитики насчитали около 16 млн постов на Facebook, затронувших тему коронавируса, которые прокомментировали и лайкнули почти 9 млн раз, а потом, по-моему, сбились со счета.

Причину такой беспрецедентной активности понять нетрудно — мы переживаем самую тяжелую и коварную пандемию за последнее столетие. Еще никогда в истории современной медицины и эпидемиологии не было такого мощного императива изучить вирус, терроризирующий человечество, понять его сильные и слабые стороны, дабы защититься от первых и ударить вакцинами и лекарствами (и еще чем-нибудь, поведением, например) по вторым.

Вирус тем временем продолжает упорно, жестоко наступать: уже примерно 70 млн зараженных и 1,5 млн умерших (столько погибает в ДТП в мире за год).

Особенно поражает его коварство: пережив первую волну, он исподволь подготовился ко второй (а, возможно, и третьей, и последующим), не менее опасной, правда, не без помощи властей, и особенно населения, проявивших непростительную беспечность, недальновидность и шапкозакидательство.

С учетом накопившейся научной, статистической, открытой (и не очень) разведывательной информации представляет интерес проследить, как Homo sapiens sapiens встретил SARS-CoV-2 (или, наоборот) с тем, чтобы понять, как следует вести себя в будущем, когда какой–либо новый вирус или иной смертельно опасный агент вновь решит расправиться с мыслящими земными обитателями.

Сегодня стало примерно ясно, кто из стран (народов, локальных цивилизаций и пр.) готов к вызовам XXI в., кто не очень, а кто, скорее всего, окажется "унесенным ветром" (такое тоже не исключено).

Итак, все по порядку — окунемся в краткий "ковидоисторический" экскурс.

Первая волна или почему вирус кое–где удалось остановить

Начиная с 2007 г. специалисты не раз предсказывали возможность появления новых вирусов, но эти предположения рассматривались, скорее, как научные изыски, абстрактное теоретизирование или несрочный прогноз.

В апреле 2015 г., когда в Африке разразилась эпидемия лихорадки Эбола, на платформе TED Talks высказался Билл Гейтс. Он отметил, что на сдерживание ядерного оружия расходуется много средств, которые целесообразнее было бы направить на предотвращение вероятных эпидемий. "Мы не готовы сейчас к глобальным эпидемиям. Нет объединений эпидемиологов, подготовленных врачей, — констатировал Гейтс. — Эбола, к счастью, не распространялся воздушно–капельным путем, поэтому был локализирован в Африке. Но следующий вирус может оказаться намного опасней, он может передаваться по воздуху, а зараженные люди не будут иметь каких-либо признаков болезни". Выходит, Гейтс довольно точно описал признаки коронавирусной инфекции, пандемию которой мы наблюдаем сегодня. Недавно он предсказал еще одну, лет через 10–20.

Первой засекла опасность нового коронавируса канадская программа искусственного интеллекта (ИИ) BlueDot (основан в 2014 г.) вскоре после полуночи 30 декабря по канадскому времени: она нашла в интернете сообщения о необычных случаях пневмонии, локализованных в одном месте на планете — в китайском Ухане.

BlueDot — не единственный стартап, использующий ИИ для обнаружения эпидемий. Одновременно с ним о вспышке в Ухане объявили американские Dataminr (основан в 2009 г.), HealthMap (основан в 2006 г., главный клиент — Центры по контролю и профилактике заболеваний США, CDC), а также ProMED–mail — сайт международного общества по проблемам инфекционных болезней, основанный в 1994 г. и собирающий информацию в 32 ведущих странах мира.

ИИ типа BlueDot может лишь анализировать информацию и выделять подозрительные случаи: решение, что предпринять, остается за людьми. Его способность к анализу основывается на мониторинге более чем 100 тыс. онлайн–СМИ сайтов и сайтов госорганов на 65 языках, получении в обезличенном виде информации о миллиардах авиаперелетов и перемещении сотен миллионов мобильных устройств. BlueDot и подобные ему службы поставляют данные интернет-компаниям (например, Google, Facebook), спецслужбам и пр.: это сведения о перемещениях пользователей, сообщения из принадлежащих им соцсетей, информация о поисковых запросах и т.д. и т.п.

Согласно сведениям издания Wired, платформа мониторинга здоровья на основе ИИ BlueDot сообщила своим клиентам о возникновении вспышки нового вируса в Китае на неделю раньше, чем это сделали ВОЗ и американская CDC.

Сигналов о том, что кто–то из ответственных должностных лиц или соответствующих госорганов оперативно и надлежащим образом отреагировал на эту информацию в момент ее поступления, не обнаружено до сих пор. Мир, по–видимому, полагал, что случившееся или рассосется само собой, или же все произойдет как при обычных сезонных эпидемиях гриппа по известному "алгоритму": "Если принимать лекарства, то вылечишься за 7 дней, а если не принимать — то за неделю".

А к этому моменту четыре страны уже фигурировали как территории смертей от респираторной болезни неизвестного происхождения — Китай, Франция, Италия и Германия. О Китае и Италии рассказывалось ранее, а вот во Франции и Германии события развивались следующим образом.

По данным издания "Европейская правда", инфицированные коронавирусом появились во Франции в конце декабря прошлого года, однако тогда этот диагноз поставлен не был. Зав. отделением неотложной помощи больниц "Авиценна" и "Жан-Вердье" близ Парижа доктор Ив Коэн пояснил, что у его пациента с диагнозом "пневмония" от 27 декабря на самом деле был коронавирус. Образцы, сделанные в то время и протестированные позже, оказались положительными на COVID–19.

Пациентом был 43–летний мужчина из округа (коммуны) Бобиньи в регионе Иль–де–Франс близ Парижа. У него были диагностированы симптомы, впоследствии верифицированные как основные для коронавируса: сухой кашель, лихорадка, проблемы с дыханием, необычная КТ легких.

В больницу он поступил 27 декабря, за четыре дня до выявления случаев пневмонии неизвестной этиологии в китайском городе Ухань. Пациент позже полностью выздоровел, пояснил, что не знает, как подхватил вирус, т.к. не был ни в одном зараженном районе и вообще перед этим не путешествовал. Двое его детей тоже заболели, но у жены симптомов обнаружено не было: она работала в супермаркете рядом с аэропортом им. Шарля де Голля и могла контактировать с людьми, недавно прибывшими из Китая.

Эта новость означает, что вирус, возможно, прибыл во Францию почти на месяц раньше, чем считалось.

Официально первые три случая коронавируса во Франции были подтверждены лишь 24 января: из них двое инфицированных побывали в Ухане, третий оказался близким членом семьи.

Первой передачей заражения от человека к человеку в Европе до опубликования информации по Франции считался случай жителя Германии, которого заразила коллега из Китая между 19 и 22 января.

В Италию, как нам известно, COVID–19 "пожаловал" 31 января в лице двух китайских туристов, а во второй декаде февраля "достал" уже местного жителя — 38–летнего менеджера Маттиа, который в свою очередь "прихватил" вирус тоже в Германии неделей раньше. Отсюда вывод — инфекция "обосновалась" в Европе, по–видимому, незадолго до Нового года и, как полагают эксперты, передавалась во время инкубационного периода, когда симптомы были мягкими и неспецифическими.

Примерно в это же время информация о необычных пневмониях вкупе с неясными (сопутствующими) симптомами стала поступать из других европейских стран, с обоих американских материков, из Юго–Восточной Азии, стран Азиатско–Тихоокеанского региона. К середине февраля стало окончательно ясно, что надо что–то (!?) делать, иначе зачем нужны ИИ, национальные органы здравоохранения суммарной стоимостью около 11 трлн долл., ВОЗ с годовым бюджетом 2,2 млрд долл., органы власти, наконец. Налогоплательщик содержит все эти структуры с одной лишь целью: обеспечить защиту собственного здоровья и членов своей семьи путем профилактики и надлежащего лечения при необходимости.

В ночь на 8 марта был введен карантин в северных провинциях Италии, 10 марта — ограничения в шести федеральных землях Германии, 13 марта — жесткий общенациональный карантин в Бельгии, 14 марта — "умный" (избирательный) карантин в Чехии, 18 марта — закрытие школ в Англии и т.д., и т.п.

13 марта Европа, по оценке ВОЗ, стала центром пандемии коронавируса, число случаев заболевания превысило пиковые данные в Китае, а количество смертей стало самым высоким в мире, сообщил генеральный директор ВОЗ Тедрос Гебрейесус.

Единственной страной ЕС, где власти не ввели строгий карантин в связи с пандемией, стала Швеция, которая с наступлением лета пожалела об этом решении, потеряв 7% экономики и обогнав США по уровню смертности — 43 чел./100 тыс. населения против 33/100 тыс. Сегодня там самые серьезные в Европе ограничения.

26 марта, в день 25–етия вступления в силу открывающего границы Шенгенского соглашения, 22 страны Шенгенской зоны, а также Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария закрыли свои границы, учредив контрольно–пропускные пункты, ограничив все трансграничные перемещения, за исключением грузовых перевозок товаров первой необходимости и пропуска критически важных лиц (врачей, полиции и пр.).

Напомним: в Китае жесткий карантин (локдаун) был введен 22–24 января, пик заболеваемости пройден 2 февраля, купирована пандемия 29 марта 2020 г.

Таким образом, делаем вывод: первая волна коронавируса обрушилась на землян, скорее всего, в последние недели 2019 г., но встретили они ее по–разному. Китай, определенно скрывая на первых порах очевидные сигналы об эпидемиологическом неблагополучии, оперативно принял в рамках региона, а затем и страны всеобъемлющие защитные меры, памятуя о том, что является очагом возникновения многих вирусных эпидемий, в т.ч. птичьего гриппа в 1997 г., тяжелого острого респираторного синдрома (SARS, атипичной пневмонии) в 2003 г. и острой лихорадки с тромбоцитопеническим синдромом (SFTS) в 2010 г.

Создается впечатление (почти уверенность), что у Китая заготовлен государственный алгоритм антистрессового поведения, направленный на защиту полуторамиллиардного народа от любых ЧС, в данном случае коронавирусного нападения.

С учетом новейших данных еще раз сконцентрируем внимание на этом алгоритме в хронологическом порядке, чтобы глубже понять его механизм и сделать полезные выводы.

1–14 января — изолирован штамм коронавируса, изучен его геном, установлен возбудитель болезни, появился доступный тест, китайской стороной передана ВОЗ информация о последовательностях генома. Разработчик — Уханьский институт вирусологии АН Китая.

15–20 января — приостановлено авиа- и железнодорожное сообщение с Уханем, отменены групповые поездки по стране.

24 января — находящаяся в Ухане база комплексного тылового обеспечения Народно-освободительной армии Китая (НОАК, подразделение объединенного тыла, приравниваемого к виду вооруженных сил) переведена на военное положение и осуществляет снабжение военнослужащих НОАК, участвующих в противодействии пандемии, а также гражданского населения по нормам военного времени.

Медицинские маски и перчатки стали на время пандемии "атрибутом" формы личного состава НОАК, участвующего в преодолении ЧС, не говоря о населении.

25 января — на совещании в ЦК КПК под председательством Генсека Си Цзиньпина создана головная группа по борьбе с эпидемией COVID-19: налогоплательщику направлен ясный сигнал — Родина твою защиту гарантирует.

28 января — гендиректор ВОЗ Тедрос Гебрейесус, учитывая сложность обстановки и ответственность возглавляемой им организации за здоровье на планете, посещает Китай и, вернувшись, заявляет, что китайцы установили "новый стандарт борьбы со вспышками эпидемии".

31 января — ВОЗ объявляет китайскую эпидемию коронавируса "ЧС в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение".

14 февраля — на международной конференции по безопасности в Мюнхене Гебрейесус подчеркивает, что Китай своими карантинными мерами "выиграл время для остального мира" (!).

К 29 января во всех провинциях материкового Китая отменены массовые мероприятия, приостановлено междугородное сообщение, закрыты посещаемые туристами территории.

10 марта — председатель Си демонстрирует налогоплательщику (народу) личную вовлеченность в процесс: "Сейчас вам необходимо сохранять уверенность. Мы все должны быть уверены, что одержим победу в этой войне, — провозглашает посетивший уханьскую больницу "Хошэньшань" генсек по видеосвязи, обращаясь к пациенту больницы. — Победа будет за городом Ухань, провинцией Хубэй и всем Китаем".

Он ничего не сказал ни о вирусе, ни о волнах заболевания (первой или второй, или третьей…), он сказал о борьбе и решимости в ней победить.

К этому моменту страна потратила на профилактику и контроль над распространением коронавируса более 100,87 млрд юаней (свыше 14,36 млрд долл.).

11 марта — руководитель Национального комитета здравоохранения КНР (Минздрав) Ма Сяовэй на видеобрифинге с ВОЗ информирует о восьми кардинальных решениях (в соответствии с давней китайской традицией все нумеровать!), благодаря которым Китаю удалось преодолеть кризис.

1. Борьба с вирусом координировалась на самом высоком уровне, за нее с самого начала отвечал премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, что позволило мобилизовать власти всех уровней и население.

2. Были выстроены четыре линии обороны. Первая пролегала по Уханю и всей провинции Хубэй. Вторая открыта за 1000 км от Уханя — в Пекине, где не было допущено вспышки.

В столице были отменены общественные мероприятия, закрыты учебные заведения и организации, граждан обязали действовать в соответствии с присвоенным цветным QR–кодом: зеленый — выход из дома разрешен, желтый — оставаться дома на самоизоляции с подозрением на коронавирус, красный — направление в больницу с очевидными симптомами заболевания. Код обновлялся ежедневно в полночь через "суперприложение" платформ Alipay или WeChat с системой распознавания лиц.

Третья линия обороны призвана не допустить распространения коронавируса в соседних с Хубэй провинциях, четвертая — в масштабах всей страны.

3. Инфицированные выявляются на ранних стадиях, изолируются и пролечиваются.

4. Оперативно наращены возможности по лечению: количество койко–мест в очаге заражения увеличено с 5 тыс. до 23 тыс., первые три временных госпиталя на 4 тыс. мест развернуты в течение 29 часов. В день проводится до 35 тыс. тестов на вирус с ответом в течение 4-5 часов.

5. В провинцию Хубэй переброшено 4 тыс. работников здравоохранения со всей страны. К работе подключаются военно-медицинские части НОАК.

6. Использование высоких технологий: применяется технология big data для просчета миграции населения и возможных путей распространения вируса. В этом пункте Ма Сяовэй отметил активное применение средств традиционной китайской медицины.

7. К борьбе с вирусом привлечено население, которое активно информируется властями, мобилизуется и самоорганизовывается.

8. Сотрудничество на международном уровне: перечисление ВОЗ 20 млн долл. на борьбу с коронавирусом, дополненные затем 2 млрд долл. для помощи наиболее пострадавшим странам.

16 марта — Си Цзиньпин публикует статью в главном органе КПК журнале «Цюши», посвященную урокам борьбы с эпидемией: главная идея — курс на передовые научные исследования, важнейшая задача — спасти как можно больше жизней, обеспечить сочетание методов традиционной китайской медицины с передовыми технологиями современной мировой медицины, дабы в кратчайшие сроки ограничить распространение вируса и найти оптимальные пути лечения больных. Главная цель научных исследований — скорейшее создание вакцины против коронавируса нового типа.

17 марта — FDA Китая (CFDA) выдает разрешение на проведение клинических испытаний первой в стране вакцины на основе рекомбинантного аденовирусного вектора, разработанной группой исследователей во главе с генерал–майором НОАК Чэнь Вэй, академиком Академии инженерных наук Китая, директором Института биоинженерии Военно–медицинской академии НОАК, специализирующейся на биологической и химической защите. Одновременно проводятся испытания двух инактивированных вакцин, разработанных компанией Wuhan Institute of Biological Products и фармацевтической компанией Sinovac Biotech.

Председатель Си Цзиньпин, ЦК КПК и Центральный военный совет КПК обеспечили руководство борьбой с пандемией в тесной увязке с работой гражданских служб, для взаимодействия с которыми была создана "координационная группа фронтового командования для усиления передового взаимодействия регионов и медицинских сил армии".

Для предотвращения заражения военнослужащих, находящихся в условиях ЧС, повышения качества медицинского обеспечения и своевременного оказания квалифицированной врачебной и фармацевтической помощи личному составу НОАК, дислоцирующемуся в очагах заражения, а также на кораблях и за рубежом (вне материка), оперативно оборудованы средствами телемедицины военные госпитали, диагностические кабинеты и мобильные операционные, развернуто 750 абонентских терминалов в других профильных военно–медицинских учреждениях, подтянуты мобильные базы медицинского снабжения с целью поддержания боеспособности армии и флота.

Специально для применения в армии после двух фаз испытаний одобрена для экстренного использования вакцина Ad5-nCoV фармацевтической компании CanSino Biologics.

Важнейшая особенность китайского алгоритма борьбы с ЧС — привлечение НОАК.

"Борьба НОАК с эпидемией — это действия невоенного характера в новых условиях, которые позволили проверить возможности китайской армии по подготовке к мобилизации, экстренному реагированию, быстроте маневренности и переброске сил на дальние расстояния", — заявил военный атташе при посольстве КНР в России генерал-майор Куй Яньвэй.

Говоря откровенно, введенный в Китае локдаун оказался близок по режиму к военному положению.

Председатель КНР Си Цзиньпин 11 августа подписал указ о награждении четырех ведущих эпидемиологов страны за вклад в борьбу с пандемией.

Глава специальной комиссии по борьбе с эпидемией Государственного комитета по делам здравоохранения КНР, академик Чжун Наньшань награжден орденом Республики. Трое его коллег — действительный член Академии инженерных наук Китая, эксперт в области традиционной китайской медицины Чжан Боли, замглавы комитета по вопросам гигиены и здравоохранения провинции Хубэй Чжан Динъюй и генерал–майор НОАК Чэнь Вэй получили звание "Народный герой".

К 23 марта из лечебных учреждений выписано более 72 тыс. пациентов: новые случаи заболеваний на территории страны остались одиночными. "Глубинное государство" Китая оказалось сильнее вируса.

До конца текущего года в рамках программы экстренного использования более 1 млн граждан КНР будет вакцинировано экспериментальной вакциной от COVID–19, разработанной China National Pharmaceutical Group (Sinopharm).

Китайский опыт противодействия пандемии продемонстрировал научно–техническую, социально–политическую, организационную и ментальную готовность народа, его государственного и военно–политического руководства к сложнейшим и опаснейшим вызовам XXI в., умение противостоять им, опираясь на доверие общества и его поддержку. Коронавирусная эпопея вывела Китай на передовые позиции мирового здравоохранения в его усилиях купировать масштабные кризисные ситуации.

Гандель Виктор Генрихович
09.12.2020
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.


 
EFF_ban
Pharma21_ban
AS21_ban
CFO_0221ban
 Farmapak  
   
   

Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться