Свежие статьи подрубрики фармобразование:
 
АС0219
ФБР0219
 
 
 
 
 
 

"ДАВАЙТЕ РАЗВИВАТЬ ФАРМАЦИЮ ГУМАННО..."

"Будьте ближе", — говорит профессиональное сообщество университету и работодателю. При этом подразумевается, что большую часть шагов навстречу должно пройти образование, — ведь именно оно оторвано от практической фармацевтики и доставляет бизнесу немало проблем с до- и переобучением специалистов.
Верен ли такой подход, и к чему он приведет, если будет воплощен в жизнь хотя бы на 70–80%?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, корреспондент МА посетил круглый стол Совета профессиональных квалификаций в области фармации на тему "Подготовка кадров в области промышленной фармации" — за считанные дни до нового учебного года...

УДИВИ УНИВЕРСИТЕТ — УСТРОЙСЯ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ!

"Качество человеческого капитала формируется в основном системой образования. Именно от нее зависит, какое место займет Россия в мире. По фактическому охвату населения образованием мы на четвертом месте, — рассказывает Наталья Пятигорская, заведующая кафедрой промышленной фармации Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. — Однако по использованию навыков в труде наша страна... 42–я. А по доступности квалифицированных работников — 89–я".

О чем говорят эти цифры?

На ум приходит анекдот: "Удиви свой университет — устройся работать по специальности!". К счастью, даже «лихие девяностые» не до конца стерли из культуры ценность знаний и образования. Потому — пока еще держимся на четвертом месте в мире. И сейчас вопрос в том, насколько нас хватит.

А вот 42–е и 89–е места по практическим параметрам... "В котельной он работу ищет, на жизнь не хватает денег. Он нынче заурядный нищий, так как всего лишь академик", — написал в те самые девяностые знаменитый композитор Никита Богословский.

СКОЛЬКО НУЖНО ПРОВИЗОРОВ?

Сегодня даже бизнес, казалось бы, обязанный свято отстаивать принципы рыночной экономики, публично заявляет: стоит вернуть распределение!

Оно поможет и предприятию, и талантливому выпускнику, будущему успешному профессионалу, но еще не умеющему биться за место под солнцем. Конечно, для молодого специалиста должна сохраниться и возможность выбора — ведь не так мало студентов, которые находят работу мечты задолго до диплома...

Но так ли просто возвратить распределение — не на бумаге и не на словах?

"Проблему исследования рынка мы поднимаем несколько лет. Сколько нужно стране провизоров, так и не подсчитали... И вместо провизора или фармацевта в двух аптеках из трех меня встречает медицинский консультант. Или менеджер торгового зала", — рассказывает Игорь Наркевич, профессор, ректор Санкт-Петербургского химико–фармацевтического университета.

А теперь представьте: что станет с аптечной профессией, если в ближайшие год-два выполнит свое амбициозное обещание одна из крупных интегрированных сетей?

Напомним размеры обещания: три тысячи аптек по всей стране, и каждой нужно около 8 специалистов...

ФармОбрз4

Допустим, что просьба химфармуниверситета услышана. И теперь точно известно, сколько провизоров нужно «от Москвы до самых до окраин». Решена ли проблема непонимания между вузом и фармпромом?

ВЧЕРА — "ПРОШЛЫЙ ВЕК", СЕГОДНЯ — ПРОГРЕССИВНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

"Надо различать образование и подготовку кадров. Между этими понятиями нельзя ставить знак равенства! Ведь подготовка кадров — это более скоротечно. Вспомним 2010 год — в отделе обеспечения качества на фармпредприятии тогда работали один-два человека. А сейчас — от 30 до 40! Тенденции развития отрасли надо улавливать заранее, чтобы не произошло перепроизводства кадров, так, как это было с экономистами и юристами. Насколько надо сейчас уходить в промышленную фармацию и обучение специалистов именно для нее?" — обращается с вопросом к фармсообществу Игорь Наркевич.

Ректор СПХФУ признается: когда был только профессором, искренне полагал, что ботаника и фармакогнозия — это прошлый век фармации. И в третьем тысячелетии они уже не нужны. А возглавив старейший фармацевтический вуз страны, понял, что серьезно ошибался.

Ведь сбросить "морально устаревшую" дисциплину "с корабля фармацевтической современности" — проще простого. Но где потом найти человека, который сохранил знания и умения в этой области? И кто научит молодого специалиста хорошо и основательно забытому старому?

И СТАНЕТ ЛИ БИТЬСЯ "СЕРДЦЕ АПТЕКИ"?

2018 год. Разгорается дискуссия о паллиативной помощи детям, и министр здравоохранения Вероника Скворцова напоминает медицине и фармации про экстемпоральные лекарства. Те самые препараты, которые готовят только в аптеке.

Промышленности с этой задачей не справиться. Ни при каком раскладе. А это значит, что нужно возрождать "краснокнижный вид" фармации — производственные аптеки. И пересматривать учебные планы, чтобы студенты вновь знакомились с аптечным изготовлением лекарств...

"ДАВАЙТЕ РАЗВИВАТЬ ФАРМАЦИЮ ГУМАННО"

Работа предстоит колоссальная. Ее можно было бы избежать, если бы в "девяностые" рецептурно–производственным отделам аптек не пришлось "вписываться в рынок".

"Давайте развивать промышленную фармацию гуманно, — обращается к фармсообществу Игорь Наркевич. — Фармация — основа всего, она готовит людей для многих направлений".

Ведь главный "заказчик работ" для фармацевтического образования — это все-таки не рынок. И даже не бизнес как таковой. А государство и пациент...

Пока отрасль живет рынком, а значит сегодняшним днем, слепое следование принципу "образование не должно отставать от практики" обернется сотнями провальных проектов. И тысячами сломанных человеческих судеб.

К ПРОФЕССИИ ГОТОВЫ?!

Серьезным шагом к взаимопониманию университета и отрасли стала первичная аккредитация. "Работодатели перестали говорить, что вузы плохо готовят. Теперь они видят, что "готов продукт для практического применения"", — констатирует Елена Неволина, исполнительный директор Союза "Национальная Фармацевтическая Палата".

Для самих выпускников собеседование с профессионалом и возможность проверить свои практические навыки — это не только увлекательная игра или квест, но и шанс получить и оценить предложение работодателя.

За три года аккредитовано десять тысяч молодых фармспециалистов. "Может быть, распространить аккредитацию и на промышленную фармацию?" — предлагает задуматься над вопросом Елена Викторовна.

КАКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ — ТАКАЯ И ЭКОНОМИКА

"Сегодня нужно ликвидировать пробел: высшее образование соответствует уровню рынка труда только на одну или две трети, — продолжает Наталья Пятигорская. — А непрерывным образованием, т.е. повышением профессиональной квалификации, заняты только 17% взрослых".

Доктор, переставший учиться и советоваться с коллегами, — уже не врач. Фармспециалист, уверенный, что "теперь он знает все", — уже не фармспециалист. Не получать новых профессиональных знаний — значит, обречь себя на профессиональную деградацию. А не стремиться к новым знаниям вообще — значит, стать жертвой деградации уже в общечеловеческом смысле. Той самой, которую рано или поздно назовут страшным словом "деменция".

Как ни странно, вовлеченность общества в процесс обучения во многом определяет здоровье нации. Но вовлеченность эта должна быть не только формальной.

"Аспирантам приходится работать, чтобы прокормить себя. Из них трудится 70%. Подготовка кадров превращается в профанацию, — с горечью заключает профессор Сеченовки. — Но нельзя вывести в лидеры экономику и ее лидера — фармацевтическую промышленность — без высоких технологий образования".

XXI ВЕК СТАНЕТ НОВЫМ СРЕДНЕВЕКОВЬЕМ?

Труд преподавателя не легче труда на производстве и в аптеке. Но соответствует ли ему вознаграждение? Или, по крайней мере, дает ли он возможность выжить и прокормить не только себя, но и семью?

Ответ в статистике: с 2000 по 2016 год количество кадров, занятых в научных исследованиях, изменилось с 425,9 тыс. человек в конце прошлого столетия до 370,3 тысячи — в веке нынешнем.

Статистические данные — всегда на шаг или два позади живого процесса. Но они позволяют понять главное.

И если тенденцию, за 16 лет отнявшую у науки 55,6 тыс. специалистов, вовремя не остановить — прогнозы о «цифровом средневековье» станут реальностью. Значительно быстрее, чем мы можем предполагать, и со всеми вытекающими последствиями для медицины и фармации.

Есть предложение: чтобы "Фарма–2040" и "Фарма–2050" были успешными, стоит разработать специальные меры поддержки образования и науки в "Фарме–2030".

Первый шаг к этому — субсидирование клинических исследований — уже сделала "Фарма–2020".

ПРОФСТАНДАРТ: ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ИЛИ ТОРМОЗ ДЛЯ ПРОФЕССИИ?

Сегодня сложно говорить, что университет "не слышит" предприятия. На фундаменте стандарта надлежащей практики возводится здание профессионального стандарта. Завершает строительство стандарт образовательный, который в обязательном порядке должен соответствовать профессиональному (так же, как и последний — правилам GXP).

Нормативно-правовая база дает однозначный ответ: профессия определяет обучение. Однако работа над профессиональными стандартами еще не завершена. И речь не только о провизоре, но и о пяти специальностях в области промышленной фармации.

"Стандарт — инструмент, который подсказывает вузу, что нужно работодателю. Сам работодатель не всегда сможет внятно сформулировать свои требования", — констатирует Наталья Пятигорская.

К профессиональным стандартам остается немало вопросов. Вспомнить хотя бы историю документов для провизора и руководителя аптечной организации. Правовые пробелы, однако, — не самое страшное. Их можно устранить на практике, внеся изменения в нормативный документ.

Труднее с проблемами принципиального характера.

Например: как трудовые функции перевести в образовательные компетенции?

Или: какова методология разработки стандартов? В чем обязанности не только вуза, но и работодателя с работником?

И как быть, если отрасль не "застыла" в своем развитии, а, напротив, динамично совершенствуется?

В такой ситуации успеть за новыми трудовыми функциями профстандартам будет проблематично…

"Самое главное, чего не хватает сейчас, — это обратной связи от промышленной фармации", — обращает внимание Елена Неволина. Развитие отрасли требует системного взаимодействия всех ее участников.

----
Недавний пример: фармпредприятия заявляют университету о нехватке хроматографистов. Вуз согласен с этим и готов обучить студентов работе на хроматографе. Вопрос только в оборудовании.
Учебная лаборатория обойдется университету в 36 млн руб. Фармпроизводителей, жаждущих получить специалистов, больше десятка, поэтому сумма не кажется такой уж неподъемной. Тем более что с некоторыми предприятиями образовательное учреждение давно и прочно сотрудничает. Однако все компании вместе выделяют на обучение своих будущих работников... 0 рублей 0 копеек!
Студенты все–таки получают лабораторию. Ее финансирование — по большей части средства программы "Фарма–2020". И то, что смог позволить бюджет учебного заведения...
Диалог ли это? И насколько может быть успешным одностороннее "взаимодействие"?

РЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ — ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА?

"Опыт не транслируется напрямую, — замечает Виктория Гортинская, советник директора Государственного института лекарственных средств и надлежащих практик. — Нужна специализированная работа на предприятиях, чтобы этот опыт мог превращаться в знания".

"Без производственной практики — так, как это было в советское время, — мы ничего не сделаем", — убеждена Наталья Пятигорская.

Опыт прошлого — далеко не всегда отрицательный. А проблему, о которую сломано столько копий, можно решить очень просто и даже не пытаясь "радикально переделать" (точнее, попросту «сломать») участников взаимодействия. Университет остается университетом, промышленность — промышленностью. А в студенческом расписании появится такая необходимая практическая деятельность...

По материалам круглого стола в рамках III Всероссийской GMP–конференции с международным участием, прошедшей в г. Казани с 26 по 29 августа

Алтайская Екатерина
21.09.2018
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.
 
АС0219
ФБР0219
 
 
 
 
 
 
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться