Свежие статьи подрубрики педиатрия:

 
Баннер_РЕГЛЕК
BAD2911
 CFO_RussiaBAN
INOPharma2019
OMNI_pharm100
Бал_фармБАН

РЕБЕНОК — ЭТО ЦВЕТОК, ЗА КОТОРЫМ НУЖЕН КРУГЛОСУТОЧНЫЙ УХОД

И, конечно, при первых тревожных симптомах, сигнализирующих о каких–то проблемах, в т.ч. коммуникативного характера, следует обращаться к детскому неврологу, убеждена детский невролог Элисо Цинцадзе.

Элисо Георгиевна, как часто детей приводят к детскому неврологу?
— Сейчас невролог — это второй по востребованности специалист после педиатра. Очень многие родители, бабушки и дедушки при любых состояниях их ребенка, которые указывают на отклонения от нормы, идут к педиатру и берут у него направление к неврологу, либо самостоятельно ведут ребенка к нам. По моим данным, около 98% больных детей проходят в год через кабинет невролога. И это мы говорим только о единичной консультации. При этом многие маленькие пациенты возвращаются, им меняют лекарственные препараты в терапии, но они приходят снова и снова. Почему? Потому что сейчас нет адекватной профилактики.

Цинцадзе_невролог

Раньше старая школа неврологии говорила, что есть жалоба, есть лечение. Врачи обучились, знают, какой препарат назначать, и назначают. Но сейчас очень часто лекарство не работает. Нет одного препарата, который бы убрал все жалобы. И невролог назначает комплекс препаратов: и витамины, и седативные, и нейролептики, и психотропные.

С какой современной распространенной проблемой Вы сталкиваетесь на приемах?
— В год я принимаю около 20 тыс. детей — осматриваю их, консультирую, даю рекомендации родителям. И на основании этой своей работы я выделила такой современный феномен, как "сенсорные дети", — я с ними сталкиваюсь каждый день.

Что же за феномен?
— Это дети, которых еще называют гаджетоманы, полностью дезадаптированы от реальной жизни, т.е. у них снижена социализация и адаптация. У них наблюдается фокусировка на моторных навыках, но при этом происходит полная или частичная задержка речи. Почему? Дали ребенку телефон, дали планшет, и он спокоен — это, получается, главное. Сейчас никто не занимается речью. В итоге на первое место выходят навыки сенсорики, т.е. моторные функции. Ребенок может пальцем ваш сенсор листать, но абсолютно не понимать, где стол, тарелка или стул. Он не может показать жестом, объяснить, что же он хочет. В результате у 95% детей 2–3 лет мы фиксируем задержку развития речи. Родители ведут ребенка к неврологу, он получает лечение, а оно не работает. Невролог назначает другое лечение, переходит на внутримышечную терапию, но она тоже не работает. А все потому, что невролог не занимается профилактикой, а сразу старается лечить. Взрослые сейчас не читают детям книжки, объясняя тем, что у них нет на это времени… После проблем с речью, у ребенка развивается стресс.

Как проявляется стресс у ребенка?
— По–разному. Но у всех, как правило, происходит эволюция — от острого стресса к хроническому. Сначала мы наблюдаем у ребенка тревогу. На этом этапе происходит мобилизация всех защитных сил организма для противодействия стрессорному фактору. На втором этапе активизируется нервная система, провоцируется значительный выброс гормонов. Сопротивление (противостояние) организма при продолжении влияния стрессора превышает норму. Устойчивость организма к неблагоприятным факторам падает, иммунитет ослабевает. На третьем этапе у ребенка заканчивается энергия на адаптацию. Снижается способность сопротивляться стрессору, возникают функциональные расстройства.

Как можно проиллюстрировать состояние детского стресса?
— Я могу прямо процитировать слова своего маленького пациента. Он говорит: "Почему я не могу пропустить урок, а потом вернуться к нему?" Ребенок не понимает, что это не игра и в ней нельзя сохраниться. Некоторым это может показаться смешным, но на самом деле таких детей приходится лечить. Развивается стресс, психосоматика, дальнейшие последствия которой прокладывают путь к хроническому стрессу.

Что происходит дальше у "сенсорных" детей?
— У них снижается адаптация до очень явного уровня. Родители устраивают своего ребенка в детский сад, убежденные в том, что там их чадо будет общаться с другими детьми и все у него наладится. Что делают в большинстве детских садов? Детей сажают перед телевизором, они смотрят мультики, слушают какую-то песенку, поводят вокруг хоровод… и все. К сожалению, констатирую факт — там нет адаптации ребенка.

Так ребенок получает первый стресс из–за того, что он не может общаться. Он не понимает остальных детей, а те не понимают его.

Стресс развивается дальше. Воспитатель жалуется маме — у вас ребенок гиперактивный! Конечно, он будет гиперактивным, потому что нервная система истощена, и выражается это состояние у ребенка в том, что он гипервозбужден. Дальше идут жалобы на нарушение сна, снижение концентрации внимания, и, опять же, ребенка ведут к неврологу. Врач выписывает седативную терапию, которая часто не работает, и происходит это просто потому, что, не находя причину, ребенка сразу начинают лечить от симптоматики. Один симптом, второй симптом — назначили лечение. Все — дальше истощается функция организма.

Существует ли конкретная статистика, касающаяся последствий хронического стресса?
— Да, конечно. Начнем с психоэмоциональных проявлений. Хочу отметить, что моя кандидатская диссертация как раз и была посвящена первичной головной боли у детей дошкольного возраста, поэтому статистика взята из моей практики. 22% из 100 — это жалобы детей на головные боли как последствие хронического стресса. В былые времена понятие «детская головная боль» ассоциировалась только с подростками. Объяснялось это вполне логично и правомерно переходным возрастом и гормональным всплеском. Сейчас дети жалуются на головную боль уже в 2,5 года! Ребенок трогает голову и говорит: "Бо–бо". Вот и пойми, что там "бо–бо", что в организме не так.

Хроническая тревога — еще одно следствие хронического стресса — встречается у 11% детей дошкольного возраста. Нарушением сна страдают 25% дошкольников. А у 51% из них снижена познавательная функция.

А данные по соматическим последствиям?
— Они тоже весьма и весьма тревожны. Полиэтиологический синдром, характеризуемый дисфункцией вегетативной нервной системы, чаще известный под устаревшим названием "вегетососудистая дистония", встречается у 44% детей, нарушением аппетита страдает 20%, ожирение наблюдается у 25%, на тот или иной болевой синдром приходится 16%. Соответственно, снижается интеллект. И в школу ребенок идет уже с задержкой развития. Родители подают документы на комиссию, берут дополнительный выходной день в неделю, с помощью репетиторов пытаются поднять уровень интеллекта. А он не поднимается, потому что первичное звено уже нарушено — есть запуск стресса. Даже, если врач назначает препараты ноотропного ряда, психостимуляторы, вывести такого ребенка на должный уровень получается редко. Повторю — это моя статистика практикующего врача.

Можно привести конкретный пример из практики?
— Ребенка пяти лет с жалобой на головную боль привели на прием. Мама была обеспокоена, обратила внимание, что ребенок в пять лет может пожаловаться на боль, которая локализовалась в лобной области. Запись на прием у меня очень длинная, она ждать не могла — самостоятельно нашла центры, где провела ряд обследований. Энцефалограмма? В норме. УЗИ сосудов? Тоже в норме. Под наркозом сделали МРТ головного мозга — достаточно серьезное исследование, тоже ничего патологического не выявлено. Почему же болит голова у ребенка? Мама с ним была у невролога, получила ряд назначений. Это была седативная, витаминная и ноотропная терапия, с переходом на вторую седативную терапию. Последним завершающим этапом были нейролептики. Это достаточно серьезные препараты, которые не просто убирают симптомы, но и глушат мозговую активность. То есть они глушат не только возбуждение, но и развитие. Ребенок, конечно, успокаивается и перестает жаловаться на головную боль. Но, как только отменяют нейролептики, как правило, получают вдвое больше жалоб на головную боль. Почему? Потому что лечили симптом, а не причину.

Мы очень долго разбирались, почему появилась головная боль у этого пятилетнего ребенка. И нашли проблему, возникшую у него, когда он был в двухлетнем возрасте. Ею стал первичный поход ребенка в группу кратковременного пребывания. Это был первый механизм стресса ребенка. Он не был готов к такой перемене в жизни, когда мама у него забрала телефон и отвела к детишкам со словами: "Иди поиграй, а мама тут поболтает с подружками". И когда мы начали лечить именно этот феномен сенсорики, тогда голова перестала болеть.

Что Вы советуете родителям?
— Я как детский невролог обязательно провожу беседу с родителями. Конечно, я не говорю, что надо полностью заменить, допустим, традиционную терапию на ту же гомеопатическую. Есть очень хорошие наши традиционные препараты, но сейчас активно развивается такое течение, как новая неврология, отличающаяся, прежде всего, тем, что мы стараемся предупредить заболевание. Потому что, если в 5 лет ребенок пожалуется на головную боль, то в 15 лет он будет состоять на учете у невролога с мигренями и быть на домашнем обучении. Такой ребенок практически не вылезает из мигренозных приступов. Да, да, и такие дети у меня на учете тоже есть.

То есть в первую очередь проводятся занятия с родителями в формате профилактики. У меня есть курсы для родителей первого года жизни ребенка, второго, третьего, на которых я объясняю, как они должны себя вести в общении со своими детьми.

И если вы не можете, ведите его к неврологу. Я всегда советую родителям начинать с элементарного. Даже если у их ребенка нет жалоб, всегда им говорю: "Давайте займемся профилактикой, а потом посмотрим". На первом месте в профилактике у меня гомеопатическое лечение. Оно безвредное, на растительных компонентах. И оно помогает адаптироваться ребенку. И далее, когда он идет в сад, по мере появления жалоб лечение может меняться. Я не замещаю полностью классическое лечение, но рассказываю, почему мне как специалисту приходится применять различные методы лечения. Например, недавно я вернулась с аюрведических курсов в Индии, была ранее и в Китае. То есть мы изучаем различные подходы в детской неврологии, имеющие в основе своей персонализированный подход к каждому маленькому пациенту.

Расскажите о новых решениях преодоления возникающих проблем.
— Взять, например, наработки китайской медицины, которые сейчас все чаще и чаще используют в своей практике европейские, в т.ч. российские, детские неврологи. Так вот, в Китае врачи занимаются профилактикой ишемической болезни сердца с 6-летнего возраста. Они дают ребенку растительные препараты до того, как появились жалобы. Да, сейчас лечение требует новых подходов. Врачам приходится обучаться, слушать родителей и развиваться вместе с ними. И учитывать, что, если ребенку давать в 5 лет седативные препараты, то в 10 лет придется дать нейролептики, а дальше потребуется «посадить» его на антидепрессанты. Так, к сожалению, есть сейчас.

Ну а проблема "сенсорных" детей — это тема, о которой вы, наверное, будете слышать все чаще и чаще, т.к. с ней практически каждый детский невролог сталкивается каждый день.

У меня в день на прием приходит до 50 человек — родителей с детьми. И 15 из них жалуются на нарушение сна, головную боль и трудности в коллективе. Отсутствует социализация ребенка — и это проблема, которой нужно заниматься. А лечение должно быть комбинированным, включая психологическую коррекцию, иглорефлексотерапию, гомеопатическое лечение. Настаиваю на том, что изначально детские неврологи должны назначать препараты для профилактики. И только тогда, когда это не помогает, детский невролог обратится к более сильным препаратам.

Приведите, пожалуйста, статистические данные по результатам профилактики формирования психосоматических нарушений.
— Согласно моим данным, основанным на практической деятельности, применение гомеопатического лечения дает 85% положительной динамики и предупреждает осложнения. Иглорефлексотерапия замещает применение нейролептиков и дает положительную динамику в 60% случаев. Психологическая коррекция, а также семейная психотерапия дает 80% улучшений в социализации ребенка. Ну а полный отказ от гаджетов — это 100% улучшений состояния психосоматических нарушений.

Что Вы посоветуете родителям детей разных возрастных групп в качестве профилактики развития у них "сенсорных" последствий увлечения гаджетами?
— Да, полный отказ от гаджетов дает 100–процентное улучшение, но давайте честно скажем: в современном мире это невозможно. Мы все социально зависимы от планшетов и смартфонов. И даже если до школы мы еще можем ограничить электронное общение детей, то в последующем, к сожалению, нет. Ребенок приходит и говорит: "Если у всех есть гаджеты, почему у меня нет?" Хотите или не хотите, для связи что-то нужно делать. Но улучшать общение с ребенком, улучшать его адаптацию, работать с ребенком родителям нужно обязательно.

Для профилактики, в первую очередь, я советую родителям заниматься детьми. Нужно организовывать режим дня, как это делали наши мамы в "догаджетовый" период, минимизировать просмотр электронных носителей, заниматься пищевым воспитанием. Родителям не стоит бояться неврологов, не дожидаться тревожных симптомов, лучше посетить его в профилактических целях. В противном случае можно пропустить "первые звоночки" отклонений от нормального развития и речи, и приобретения других навыков общения.

Как работают в этом направлении ваши зарубежные коллеги?
— Зарубежные коллеги также сейчас настойчиво пропагандируют профилактику. В разных странах она разная. Европа и Азия делают акцент на гомеопатической терапии, применении витаминов и БАД.

В Америке чаще отдают предпочтение антидепрессантам. Я больше поддерживаю европейскую школу неврологии.

Марина Масляева
15.04.2019
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

 
Баннер_РЕГЛЕК
BAD2911
 CFO_RussiaBAN
INOPharma2019
OMNI_pharm100
Бал_фармБАН
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться