XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член–корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

К середине ХХ в. классический фармацевтический менталитет начал подвергаться настойчивым попыткам "эрозии": традиционный протестантский бизнес-менталитет приступил к «освоению» недостаточно доходного по его меркам развитого фармацевтического пространства с целью повышения его маржинальности (в разы!). Об этом подробно описано в статьях, посвященных становлению БФФ — Большой Финансовой Фармы. Ее бизнес–менеджменту удалось, где уговорами, где деньгами, а где — прямыми угрозами наказания или увольнения, заставить фармацевтический менеджмент принять выдвигаемые условия (или сделать вид, что условия приняты). В результате фармацевтический менталитет оказался отодвинутым на второстепенные — научные позиции, где и пребывает поныне, власть же окончательно перешла к финансовому менеджменту корпораций, для которых фармацевтический менталитет представляется чем–то несовременным, идеалистическим, скорее, бизнес–процессом второго порядка. Вот тогда и появились псевдофармация, лжефармация и якобы "фармация" (или околофармация). Последняя сосредоточилась на производстве фальсифицированных и контрафактных лекарственных препаратов в "ночных" сменах официальных предприятий, а также в малоприспособленных местах (гаражах, подвалах, ангарах и пр.) в государствах Восточной Европы, на азиатском, южноамериканском и африканском континентах.

В некоторых странах размер подделок достигает 10–15% лекарственного оборота, в России эта величина не превышает 1% (0,14% в 2018 г.) и с вводом процедур маркировки будет стремиться к нулю (хотя, по–видимому, не без проблем для ритейла на первых порах).

Промышленная фармация и дистрибуция в значительной мере оказались в руках (лапах!) манимейкеров — образованных, напористых (мотивированных!), волевых, «упакованных» и т.д.

"Развитой" капитализм или, по Ленину, империализм, сделал свое дело точно в соответствии с новейшей протестантской этикой англо–саксонского мира, ставшего неоспоримым бенефициаром Второй мировой войны и, по–видимому, готовящегося к Третьей. В XXI в. содержание империализма трансформируется в понятие глобализма — фазы, на которой борьба за сферы влияния в мире протекает в условиях, близких к однополярному миру (т.е. миру гегемона, устанавливающего выгодные ему порядки, которым практически невозможно противостоять).

Априори примем к сведению, что для фармацевтического менталитета глобализация как довлеющий фактор закрепляет власть транснациональных корпораций, нефармацевтический бизнес–менеджмент (финансовый менеджмент) которых является главным инициатором и выгодоприобретателем экстремальной "фармацевтической" маржи: именно такую их деятельность, реализуемую от имени фармацевтических компаний, можно и нужно отнести к понятиям "лжефармация" и "псевдофармация", поскольку за поставляемые на рынок медикаменты с потребителей (включая страховые компании) они пытаются «содрать» абсолютно необоснованную и неприемлемую плату, что разрушает каноны фармацевтической биоэтики и вычеркивает описываемые действия из классического понятия "фармация".

Поэтому именовать менталитет финансового менеджмента, действующего от имени своих фармацевтических компаний (как производственных, так и дистрибуторских), не раз уличенных в необоснованном доказанном завышении цен, лжефармацевтическим или псевдофармацевтическом без кавычек будет и обоснованным, и справедливым.

Возвращаясь к нашим пенатам, замечу, что подобные лжементалитеты нередко маскируют свою активность нежным термином "фармацевтика".

По свидетельству выдающегося американского лингвиста, политического публициста, философа и теоретика, профессора Массачусетского университета (США) Ноама Хомского, "конкуренция на глобализованных рынках встречается довольно редко. Большая часть экономики контролируется огромными корпорациями, которые там господствуют безраздельно"[1]. Именно отсутствие реальной конкуренции лежит в основе неконкурентного ценообразования транснациональных корпораций БФФ. Президенты США не раз пытались (и пытаются) обуздать их непомерные аппетиты, в т.ч. и в отношении американских потребителей, но переломить ситуацию пока не удается. Ничто не помогает: ни Верховный суд, ни FDA, ни СМИ, ни рекомендации AEI (Американский Институт Предпринимательства, American Enterprise Institute).

Однако на родине БФФ нашелся энтузиаст, рискнувший бросить ей серьезный вызов. Им оказался Джон Арнольд — выпускник престижного исследовательского Вандербильского университета в г. Нэшвилл, штат Тенесси, ставший в возрасте 30 лет самым молодым миллиардером мира из списка Форбс. Будучи главой компании Centaurus Energy Advisors, LLC — основанного в Хьюстоне хедж–фонда, специализирующегося на продаже энергетической продукции, он случайно столкнулся с тем, что назальный спрей "Назонекс" (мометазон) производства Бельгии, стоивший в Москве около 800 руб. (~$12), в США обошелся ему в 300 долл. Это произошло в 2012 г. и с тех пор Арнольд неустанно борется с необоснованными накрутками на стоимость медикаментов в стране.

Одной из его самых известных акций стала история с противовирусным препаратом "Совальди" (Sovaldi, софосбувир) для лечения гепатита С, одобренного к применению в 65 странах. На запуске (лонче!) он стал самым успешным лекарством по объему продаж за всю историю фармбизнеса: в дебютном 2014 г. Совальди, Харвони (Harvoni, ледипасвир) и Эпклуса (Epclusa, велпатасвир), где два последних препарата — комбинации с Совальди в одной лекарственной форме, принесли канадской компании Gilead Sciences 10 млрд долл., а в 2015 г. — уже 19 млрд. В 2015 г. доля Gilead на рынке препаратов для лечения гепатита С составила более 90%[2], феноменальный успех противовирусной терапии, к которой прибегли звезды бизнеса, шоу–бизнеса, поп–арта, кино и театра, искусства, литературы и пр. — всего более 1 млн успешных и состоятельных пациентов. Цена одной такой таблетки в дозировке 400 мг — 1 тыс. долл., 12-недельного курса — 84 тыс.; при этом себестоимость производства активной фармацевтической субстанции на курс составляет всего порядка 100 долл.[3]

Потратив более 100 млн на иски против любителей поживиться за счет налогоплательщиков и страховых компаний, Арнольду удалось добиться существенных корректировок цен на указанные медикаменты в различных штатах страны, однако за ее пределами цены продолжают оставаться заоблачными.

Успешный бизнесмен также занимается благотворительной деятельностью: дополнительно финансирует дошкольное образование для детей бедняков, программы усовершенствования чиновников пенсионных фондов, доплаты учителям по результатам их работы и пр., ежегодно расходуя на эти цели миллионы долларов. Он также спонсирует частные исследования в области онкологических заболеваний — удивительный пример бескорыстного подвижничества в небеспроблемной социальной сфере богатейшей страны планеты. Поистине Бог одарил его — биржевого гения — гуманистическими элементами фармацевтического менталитета, недоступного многим руководителям лекарственной индустрии. Однако переломить тенденцию непрерывного, зачастую искусственного роста цен на ее изделия пока не удается — один в поле не воин.

Справедливости ради следует заметить, что подобных, социально неравнодушных энтузиастов-общественников немало на разных континентах планеты, но их юридические, а главное — финансовые возможности пока явно недостаточны для успешной борьбы с могущественным фармацевтическим монстром.

В этой связи особый интерес представляет вопрос, издавна волнующий души пациентов, медицинских работников, чиновников здравоохранения, фармацевтов, специалистов социальных служб — о разумном возмещении за оказанные услуги, включая фармакотерапевтическую помощь, именно разумном, научно обоснованном, а не обусловленном непомерными и пока слабо контролируемыми и наказуемыми аппетитами "хозяйствующих субъектов", как у нас любят говорить. Следует вспомнить, что в эпоху Возрождения врачи, которым вменялось также приготовление лекарств, считали себя торговцами, а Гермеса — соответственно своим покровителем.

Еще в догиппократовскую эпоху медицинские услуги подлежали оплате тем или иным способом: беднякам, а их всегда было большинство, приходилось несладко. Что касается самого Гиппократа, то о нем сказано следующее: "врач из семьи Асклепиадов должен иметь зажиточную клиентуру, что, однако, не мешает ему лечить также бедных и, вероятно, менять свои гонорары в зависимости от платежеспособности пациентов. Ему платили также за обучение — Платон говорит об этом"[4].

Платили и за изготовление и отпуск лекарств — везде и всегда: величина и формы оплаты были разные, но вознаграждение за свой труд «отпочковавшийся» от медицины фармацевт получал неизменно.

Посмотрим, что на этот счет постулирует фармацевтический менталитет. А постулирует он следующее: коль на производство лекарственных средств был затрачен труд, он должен быть оплачен. Столпы мировой экономики, представляющие самые разные экономические школы, — А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс, наши современники — П. Кругман, Д. Кейнс, Д. Гэлбрейт, Д. Стиглиц и др. никогда не отрицали это положение. Только Карл Маркс и его последователи представляли будущее человечества как коммунистическое, бесклассовое общество с отменой денег в перспективе, а его оппоненты — наоборот, как классовое, капиталистическое и очень даже денежное. Сегодня в развитие этого постулата появился суперинновационный эквивалент денег — биткоин с заманчивыми перспективами революционных изменений в деле денежного обращения.

Родоначальник современной экономики (да и экономики вообще) Адам Смит в своем труде "Исследование о природе и причинах богатства народов" предложил концепцию "экономического человека", движимого эгоизмом и стремлением к наживе[5]. Отсюда и отношение к труду — рабскому при капитализме и раскрепощенному при социализме. Сегодня мы можем сравнить их результаты, не выходя из дома.

Но не будем упрощать. В период реализации "Красного проекта", который был исследован нами ранее, родился уникальный советский социалистический менталитет, в т.ч. фармацевтический. На смену российскому имперскому менталитету собственника и верующего (религиозного) фармацевта постепенно, не сразу, пришел менталитет интернационалиста, борца сначала за мировую революцию, а затем за построение развитого социализма в отдельно взятой стране с заботливым, бережным отношением к ее жителям и его созидателям.

Достаточно обширную номенклатуру медикаментов практически со всего мира на аптечных полках страны заменили сначала более скромные отечественные препараты, а после Великой Отечественной войны и лекарства стран народной демократии, других наших союзников. Аптеки и предприятия национализировали, тема накопления как личного, так и производственного фармацевтического капитала ушла в небытие, осталась лишь весьма скромная заработная плата из средств госбюджета. Производство лекарств стало финансироваться по остаточному принципу, во–первых, из–за нехватки средств, во–вторых, благодаря медицинскому менталитету руководителей советского здравоохранения, как правило, хирургов, считавших, как я уже отмечал, что проще отрезать, чем лечить. Ну и в–третьих, руководство партии и страны полагало, что по мере продвижения к коммунизму народ будет здоровее и много лекарств ему не понадобится. В этих условиях и ковался новый менталитет, где этика и деонтология стали занимать ведущие позиции, как это и должно быть в социальном государстве.

В таких условиях фармацевтические учебные заведения продолжали готовить специалистов и специалистов первоклассных. Это именно они разрабатывали лекарственные препараты, во многом не уступающие зарубежным, хотя и в меньшем количестве и небогатой номенклатуры, это именно они поддерживали достойный фармацевтический порядок в аптеках, где трудились исключительно лица с профильным образованием, бережно использовали скромный аптечный инвентарь, обеспечивали экстемпоральными лекарствами практически все уголки страны, куда прибывали по госраспределению, и где, по мере возможности, старались организовывать уголки пропаганды санитарии и гигиены, здорового образа жизни и пр. Одним словом — трудились, не покладая рук.

Выдающийся подвиг советские фармацевты совершили в годы Великой Отечественной войны, в сложнейших условиях обеспечив фронт и тыл медикаментами, дезсредствами, перевязочными и другими расходными материалами, хирургическими инструментами и т.д. на должностях начальников медснабжения и аптек воинских частей, госпиталей на фронте и в тылу, работников фармзаводов и фабрик.

Фармацевтический менталитет этого периода в жизни нашей страны был начисто лишен идеи стяжательства, стремления к нетрудовым доходам, был преисполнен желания (мотивации, как говорят сегодня) добросовестно трудиться на благо народа. Другими словами, "жила бы страна родная и нету других забот". Это истинная правда: подобные идеи во многих наших коллегах сильны до сих пор. Чуть дальше это будет видно на неожиданном актуальном примере.

Цены на лекарственные препараты были доступными, поскольку формировались вне связи с действительными отношениями купли–продажи и не выполняли функций распределения общественного продукта и национального дохода между секторами социалистической экономики и т.д. Более того, был период, когда ежегодно 1 апреля они снижались, как и цены на другие первоочередные товары народного потребления.

Поскольку проблемы дисбаланса и всеобщего дефицита в социалистических экономиках преодолеть так и не удалось, это сказалось на доступности некоторых лекарственных препаратов, других товарах массового спроса, чем, к сожалению, воспользовались отдельные наши недобросовестные коллеги: в ряде регионов страны (в основном, Средняя Азия, Северный Кавказ, Ростовская обл., Украина, Молдавия и др.) особо дефицитные препараты приходилось «доставать из-под полы» с помощью перекупщиков. Этим «грешила» абсолютно незначительная часть нашего фармацевтического братства, но признать сей факт необходимо: такова обидная, недопустимая изнанка фармацевтического менталитета описываемого периода.

Здесь самое место рассмотреть коллизию, возникшую между двумя уважаемыми субъектами фармацевтических взаимоотношений: Союзом "Национальная Фармацевтическая Палата" (НФП) и аптечными сетями России в лице их Российской Ассоциации (РААС).
----
[1] https://chomsky.info/dissent02/
[2] https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/11/05/785612-milliarder-lekarstva 
[3] https://www.forbes.ru/tehnologii/338761-sovaldi-istoriya-samogo-prodavaemogo-preparata-za-vsyu-istoriyu-farmotrasli
[4] https://www.e-reading.club/chapter.php/1017574/88/Zhak_-_Gippokrat.html
[5] https://snob.ru/selected/entry/28815

Гандель Виктор Генрихович
13.11.2019
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

 
Бал_фармБАН
бфн_НФРейтинг
   
   
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться