XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член–корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

Если смотреть на страну, на государство как на большую семью, то, правда, тогда, конечно, это абсолютно значимый показатель зрелости общества — отношение к старшему поколению.
Президент России Владимир Путин (на встрече с представителями общественности
по вопросам социальной поддержки граждан, г. Усмань Липецкой обл., 22 января 2020 г.)

Сложные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть решены
на том же уровне мышления, на котором мы находились в момент их зарождения.
Альберт Эйнштейн

Камни прошлого — ступени в будущее.
Конфуций

В последнее время как у специалистов фармацевтического дела, так и рядовых потребителей лекарственных средств все большую озабоченность вызывает нарастание двух взаимосвязанных процессов, непосредственно затрагивающих их здоровье, жизнь и судьбу: тотальной коммерциализации окружающего пространства и перманентной деградации классического российского фармацевтического менталитета, где во главе угла всегда находился пациент. Финансовые апологеты "фармацевтики" стараются представить эти "новации" как вызовы XXI в., потребности рыночной экономики, оптимизацию фармацевтической помощи, "инновационное переформатирование" лекарственного обеспечения и т.д. и т.п. И все это преподносится в самый непростой для страны момент: снижения реально располагаемых доходов населения и, прежде всего, его креативного слоя — среднего класса, наиболее стабильного и надежного потребителя большинства лекарственных препаратов (не считая пенсионеров), а также увеличения, по оценкам Росстата, средней продолжительности жизни населения, которая объективно должна сопровождаться ростом потребления медикаментов, в особенности его старшим поколением.

При этом примем к сведению, что потребительские возможности старшего поколения находятся сегодня под серьезной угрозой. "У россиян нет накоплений, достаточных для того, чтобы в стране в полную силу заработал законопроект о гарантированном пенсионном продукте, — такое мнение высказала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко агентству РИА Новости 27 сентября 2019 г. — На мой взгляд, сейчас значительная часть населения имеет доходы, из которых им просто нечего выделять на увеличение пенсионного обеспечения в будущем"[1].

Наиболее остро проблемы качества жизни населения страны, включая сферу здравоохранения и доступность лекарств, прозвучали 15 января 2020 г. в Послании президента Федеральному Собранию РФ. Касаясь, в частности, неприемлемых перебоев, возникших в 2019 г. с поставками лекарственных препаратов, Владимир Путин отметил: "Некоторые чиновники позволяли себе рассуждать так, будто речь шла о закупке канцтоваров: не беда, объявим новые конкурсы. А люди–то оставались без крайне важных, подчас жизненно необходимых лекарств. Обращаю внимание, такие ситуации не должны больше никогда повторяться"[2].

Озабоченность руководства страны состоянием охраны здоровья видна и понятна: не проходит и дня, чтобы не поднимались те или иные ключевые вопросы лекарственного обеспечения: ценообразование, импортозамещение, взаимозаменяемость, преференции разработчикам и производителям лекарств, в особенности отечественным, актуальность и суверенность списка ЖНВЛП, региональные особенности оборота лекарственных средств, да и вообще злободневные аспекты здравоохранения, где очевидно просматриваются нарастающие проблемы, в особенности в его первичном звене, прямо или косвенно влияющие на потребность в лекарственной помощи, которые президент публично оценил как "провал"[3].

Валентина Матвиенко, единственный провизор по первому высшему образованию в верхних эшелонах российской власти, не устает подчеркивать обеспокоенность сложившейся ситуацией. Сегодня, считает она, в условиях санкционного давления на Россию одним из приоритетов государственной политики является доступность фармацевтической помощи: "Мы должны быть защищены. Обеспечение лекарствами, без преувеличения, — вопрос национальной безопасности"[4]. Точнее не скажешь.

В стране успешно функционируют и периодически обновляются доктрины и стратегии в сфере национальной безопасности (информационной, продовольственной, экологической и пр.), среди которых проблема лекарственной безопасности пока не обозначена. Возвращаясь к словам Валентины Матвиенко, возможно, следовало бы рассмотреть указанную проблему именно в таком аспекте.

Контроль над лекарствами в России должен оставаться за государством. Точка.

Столкнувшись с непростыми для себя вопросами: ценами и особенностями их расчета, регистрации и перерегистрации в производственном, дистрибуторском и розничном звеньях, осложняющимися взаимоотношениями между ними, импортозамещением, принудительным лицензированием, льготным лекобеспечением, ФармакоNetом, вопросами доставки лекарств "фармскороходами", падением авторитета аптечной розницы, да и здравоохранения в целом, законодательная и исполнительная власти в центре и на местах пока не в состоянии дать адекватный ответ на острейший вызов времени — вопрос национальной безопасности, каким, по словам председателя Совфеда, является доступность лекарств.

Не покидает ощущение, что процесс грозит зайти слишком далеко.

Так в чем существо проблемы? Ответ — в моих предыдущих публикациях, смысл которых можно суммировать следующим образом:

  1. Российская экономика продолжает буксовать седьмой год подряд.
  2. Покупательная способность населения не растет, в то время как стоимость "бытия" увеличивается непрерывно: ЖКХ, питание, одежда и обувь, отдых и развлечения, образование, здравоохранение, транспорт и т.д. дорожают галопирующими темпами.
  3. Чиновники рискнули "порулить" фармацевтической помощью "волюнтаристскими" методами, осужденными еще в 60-х гг. прошлого века, что привело к проблемам с доступностью лекарственных средств по ценам, номенклатуре и дефектуре в разных регионах страны.
  4. В "фармацевтике" уютно устроились непрофессионалы, критическая масса которых откровенно зашкаливает. Именно им мы обязаны катастрофической деградацией фармацевтического менталитета — важнейшего завоевания нашего уникального профессионального сословия на протяжении последнего столетия как минимум. Именно они, выражаясь словами президента, не видят разницы между лекарствами и канцтоварами.
  5. Денежное "довольствие" фармации, как и здравоохранения в целом, радикально не соответствует их предназначению в российском обществе.
  6. Вопрос о социальной ответственности фармацевтического бизнеса отодвинут апологетами «лекарственной» маржи на третьестепенные позиции и находится в глубокой "дефектуре".
  7. Отечественная "фармацевтика" продолжает процесс копирования не самых лучших образцов финансового поведения своей старшей "сестры" — БФФ (Большой Финансовой Фармы), хотя последнюю не мытьем, так катаньем все же заставили действовать в рамках реимбурсации, защищающей пациента и страховые компании от необоснованных расходов при приобретении лекарственных средств.

В этих условиях традиционное отечественное фармацевтическое дело опасно приблизилось к грани, за которой возврат к его изначальному, общественному предназначению может быть поставлен под вопрос.

25 ноября 2019 г. на портале проектов нормативных актов опубликован проект приказа Минпросвещения с поправками в образовательный стандарт среднего профессионального образования по специальности (ФГОС "33.02.01 Фармация"), предусматривающими сокращение общего времени обучения, а также разрешение образовательным организациям самостоятельно определять содержание, объем и порядок реализации дисциплин и модулей образовательной программы по специальности.

Количество академических часов должно сократиться по каждому циклу практически вдвое, по профессиональному циклу — в 2,5 раза по сравнению с действующим ФГОС. Аргументы о том, что выпускникам важнее получить знания в области розничной фармацевтической деятельности, поскольку они пойдут работать в аптечные сети, не выдерживают критики. Это позиция тех, кто больше заботится о марже, чем о пациенте, для которого визит к фармацевту, а не к продавцу, значит больше в деле сохранения здоровья, чем "километры" телерекламы лекарств и БАД, советы "знатоков" и соседей. Чувствуется навязанный "оптимизаторами" от "фармацевтики" уклон в направлении "дожать и развести", чем выслушать и помочь, особенно сегодня, когда карман пациента существенно "похудел": большинству населения приходится экономить на здоровье, питании, одежде, отдыхе, образовании, походах в театры, кино и даже визитах к родственникам и друзьям[5].

Казалось бы, объем современных знаний, необходимых фармацевту для профессиональной работы, непрерывно возрастает в области коммуникаций, менеджмента маркетинга (по Котлеру), информационных технологий, биофармацевтического комплаенса и биовейвера, межличностного коммуникативного общения, технологии и биотехнологии лекарств, особенностей их исследования, контроля, применения, интерференции, взаимозаменяемости, распределения, доставки, отпуска и т.д. и т.п., что заставляет задуматься об опережающем, по существу, образовательном стандарте, позволяющим вооружить слушателя фармацевтического учебного заведения знаниями и умением находить ответы на острые вопросы профессии и потребителей фармацевтических услуг, а не гнаться за сохранением рабочего места и бизнеса хозяина в ущерб интересам пациента.

Традиционная российская и уникальная советская фармация, в особенности ее образовательная компонента, никогда не подвергались необратимому разрушительному воздействию ни царских чиновников, ни большевиков. Скорее наоборот: власть предержащие старались сохранить научные, прикладные и педагогические традиции учения о лекарствах, а в советское время — и его выраженную социальную направленность.

Не меньшее беспокойство вызывает инициатива по "минимизации" численности заведующих (директоров) аптеками — настоящих лидеров аптечного дела, инициаторов формирования важнейших профессиональных навыков на рабочих местах, умеющих и помогающих выстраивать диалог с посетителем с позиций фармацевтической науки и биоэтики, несущих колоссальную административную нагрузку и ответственность.

Налицо тенденция выдавливания ("отжатие") профессионалов аптечного дела с "линии фармацевтического фронта", за которым — вся Россия, т.е. ее народ, чье здоровье является самостоятельной государственной, семейной и личной (персональной) ценностью, определяющей судьбу страны.

В результате российский фармацевт (провизор), пытающийся сохранить вековые традиции одного из важнейших завоеваний цивилизации, постепенно становится ненужным и неудобным "образованным изгоем", а фармацевтические услуги под руководством "профессиональных менеджеров" грозят превратиться в банальный, примитивный, ущербный ритейл, где посетитель под невнятное бормотание очередного скороспелого "фармпродавца" о "полезности" покупки заплатит за необязательное ему лекарство, да еще и избыточную цену.

В чем заключается "токсичность" подобной ситуации, какова вероятность дальнейшего развития событий, к чему это может привести и что со всем этим делать? Попробуем разобраться.

Начнем с главного. Не покидает ощущение, что сложившаяся властная команда управленцев не испытывала реального дискомфорта от невысоких темпов роста экономики страны в последние годы. Неуютность их существования начинала просматриваться лишь тогда, когда президент на очередной с ними встрече в который уже раз "рекомендовал" чиновникам "нарастить" свои управленческие усилия в направлении создания более современной, эффективной и конкурентной экономики.

Нельзя исключать, что именно такое "состояние" исполнительной власти стало одной из главных причин обновления правительства, инициированного Посланием президента Федеральному Собранию: финансово–экономический блок кабинета министров был существенно скорректирован, социальный — полностью заменен.

Замедление экономического роста страны после 2012 г. явилось одной из серьезных проблем в развитии здравоохранения, в т.ч. в оказании фармацевтической помощи и ее доступности людям.

Экономика фармации не может функционировать отдельно от экономики страны.

Озабоченность нарастанием указанных проблем на федеральном уровне, порочная практика региональных закупок препаратов для льготников, неравенство возможностей их получения на местах, вопросы рационального расходования 380 млрд руб. бюджетных средств на эти цели прозвучали в выступлении президента на выездном совещании о мерах по повышению эффективности системы лекарственного обеспечения россиян на Санкт–Петербургском заводе "Герофарм" еще в ноябре 2018 г.: "Получается, что существующая система льготного обеспечения лекарствами малопродуктивна, к сожалению, и не учитывает потребности конкретного человека", — резюмировал тогда Владимир Путин[6].

Ситуация тем не менее продолжала ухудшаться и удивительному долготерпению президента, наконец, пришел конец.

Следует отдавать себе отчет в том, что инерционное движение стагнирующей экономики приостановить не так просто, и ее "афтершоки" могут давать о себе знать еще долгое время.

Возникает закономерный вопрос: так как же действовать сегодня, можно ли существенным образом облегчить доступность лекарств населению страны, не дожидаясь роста экономики? Очертим возможные рамки такого решения и подходов к нему в следующем номере.
-----
* Диспенсарий.Рус: реинжиниринг системы обеспечения населения России лекарственными средствами в формате стартапа.
[1] https://iz.ru/926334/2019-09-27/matvienko-zaiavila-o-nevozmozhnosti-rossiian-nakopit-na-pensiiu
[2] http://kremlin.ru/events/president/news/62582
[3] http://kremlin.ru/events/president./news/61340/videos
[4] http://council.gov.ru/events/news/93338/
[5] https://svpressa.ru/economy/article/245978/
[6] http://kremlin.ru/events/president/news/59143

Гандель Виктор Генрихович
20.02.2020
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.


 
RegLek_бан
 
 
 
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться