Свежие статьи подрубрики государственное регулирование:

 
RegLek2020
Beauty
Logic
 
 

КРИЗИС–2020: НЕУЖЕЛИ СНОВА ДЕВЯНОСТЫЕ?

Как защитить себя и тех, кто дорог, в сложившейся экономической ситуации?
И как сегодняшние глобальные процессы отражаются на фармсекторе?
В поисках ответов на эти вопросы собрались участники онлайн–конференции "Что изменил апрель 2020?", организованной AlphaRM, а мы обратились и к другим экспертам.

ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА

"Как люди реагируют на кризис?" — так называется одно из исследований социологической компании Ipsos (результаты его были представлены на онлайн–конференции). Субъективное восприятие ситуации порой бывает весьма точным — особенно если верную оценку помогает дать опыт. Уже в марте наши соотечественники оценивали сложившуюся обстановку как более серьезную, чем в середине 2014–го. Шесть лет назад о пессимистичном сценарии говорил 61% опрошенных социологами. В марте же 2020–го такую точку зрения разделяли 67% респондентов. В апреле вариант ответа "стало хуже" отметили уже 87% участников социологического опроса.

Как обращает внимание руководитель отдела аналитики Первого ОФД Алексей Петрин: уже к десятому апреля пробитых чеков стало на 42% меньше (в сравнении с февральскими и мартовскими средними значениями). Средняя выручка в день упала еще сильнее — минус 52%. Причем пострадали даже те, кто продолжил свою работу: несетевые продуктовые, к примеру, к десятому апреля потеряли 28% своей выручки.

Как ни удивительно, но розничная торговля — в списке тех отраслей, которые по итогам года пострадают сильнее всего, замечает генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк. Ведь покупателю придется непросто: по предварительным оценкам, только в апреле-июне реальные доходы жителей нашей страны снизятся почти на одну пятую (18%).

ВСТАЕТ ВОПРОС: А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Тревога за будущее — наверное, так можно описать чувство, возникающее у нас в периоды кризисов. Ситуация перестает быть стабильной и предсказуемой, и каждый новый день может оказаться полным неожиданностей. Увы, не всегда приятных.

В 2020 г. в «зону неопределенности» попали здоровье, финансы и сама возможность профессиональной деятельности. По не самым пессимистичным прогнозам — без работы могут остаться 10% экономически активного населения.

В минувшем 2019 г. уровень безработицы был самым низким за последние десять лет. Сегодняшнюю же ситуацию сравнивают с кризисом 2008–2009 гг. Насколько верно такое мнение?

УНИКАЛЬНЫЙ КРИЗИС

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно оценивать не только финансовые и численные параметры. Решающую роль здесь играет "стартовый механизм" кризиса.

Шепотиненко

Как заметила директор по работе с ключевыми клиентами "Ромир" Марина Шепотиненко, сегодняшняя ситуация по многим параметрам уникальна. Впервые за долгое время экономические потрясения сопровождаются такими особенностями:

  • главным "фактором страха" является здоровье;
  • в числе "мишеней" кризиса — не только экономика, но и система здравоохранения во всем мире;
  • парализованы сфера услуг и туризм.

"Сегодняшний кризис значительно отличается от прежних, — комментирует Алексей Петрин. — Снижаются доходы населения. Бизнес банкротится и теряет деньги. Особенно там, где нет "отложенного спроса". Уменьшаются поступления в бюджет. А цены на нефть и курсовые риски дополняют картину. И только обладая оперативной и реальной информацией, возможно принимать оптимальные решения в данных условиях".

НОВЫЕ ДЕВЯНОСТЫЕ?

В начале 2016 г. на Аптечном саммите обсуждали проблему "переформатирования отношений". Точнее, курс на «очищение» фармации от «слабых» участников: предшествующий 2015 г. оказался рекордным по количеству слияний и поглощений на фармацевтическом рынке.

Кто–то горячо выступал "за": пусть дистрибуция снижает отсрочку — ведь тогда рынок очистится быстрее. Кто-то отмечал: кризис доверия — главная проблема, которая мешает эффективной работе отрасли. А кто–то предупреждал: коллеги, подумайте! Ведь уже велика угроза вернуться снова в девяностые.

Кризис почти тридцатилетней давности был во многом уникален. Но некоторые его особенности можно увидеть в кризисе 2020-го.

Во–первых, стремительно меняется вся структура занятости, а вместе с ней — понятия о востребованности и прибыльности тех или иных профессий. Во–вторых, становится иной значительная часть правил, по которым привыкло жить общество. В-третьих, люди опасаются за себя и близких не только и не столько по финансовым причинам. Сегодня тревога за жизнь и здоровье вызвана пандемией коронавирусной инфекции, в девяностые вопрос состоял в безопасности другого рода...

А вот причины "великой рецессии" 2008–2009 гг. (ее предшественником стал американский ипотечный кризис 2007–го) коренились, прежде всего, в финансовых системах. Механизмы, по которым развертывался кризис, были иными.

Это может означать: выход из нынешнего кризиса произойдет не так, как десять лет назад, и потребует значительно больше усилий. И времени. Вспомните, как развивались события в последнее десятилетие двадцатого века.

ВСЕ РАСТЕТ, НО... ЗА СЧЕТ ЦЕНЫ

Первые четыре месяца 2020-го могли внушить оптимизм: все это время на фармацевтическом рынке наблюдалась устойчивая положительная динамика. Однако здесь важно не смешивать рублевый рост с остальными показателями. Как замечает Марина Шепотиненко, фармрынок растет благодаря единственному фактору — увеличению среднего чека.

Посещать аптеки стали реже. Показатель за март соответствует такому значению: "средний" посетитель бывает в аптеке двадцать раз в год. Для сравнения — на аналогичный период 2019-го "средний параметр" соответствовал 22 посещениям, а в 2018 г. — 23.

Конечно, можно предположить, что необходимость в лекарствах уменьшилась благодаря улучшению здоровья нации. Однако влияние экономического фактора более вероятно, в особенности в текущем году: несмотря на все сообщения о всплеске спроса, с шестнадцатого марта взлетел индекс инфляции — по данным DSM Group, он повысился с 1,9 до 4,5%.

"Минувший 2019-й мы уже «догнали и перегнали». Более чем в два раза, — комментирует гендиректор аналитической компании Сергей Шуляк. — За весь прошлый год индекс инфляции составил 1,8%. Увы, это только начало". Дорожают фармацевтические субстанции, а значит рост цен на лекарственные средства (в особенности не включенные в перечень ЖНВЛП) будет продолжаться.

ЦЕНА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, НО АПТЕКЕ НЕ ЛЕГЧЕ

Подорожание лекарств — результат сложения целого ряда факторов. Аптечная наценка — только один из них. И вот что любопытно: около двух лет она... снижается.

По данным AlphaRM, в январе 2018 г. средняя аптечная наценка составляла 25%. В первые месяцы года она росла и в мае достигла значения в 32%. В июне было отмечено небольшое падение, однако в июле средняя наценка вернулась к своему "майскому" значению. Сегодня эта цифра воспринимается как высокая. Однако тридцатипроцентный порог — не так и много для продолжения работы (с учетом зарплатного фонда и расходов на оборудование).

Второе полугодие 2018 г. характеризуется снижением аптечной наценки и в январе 2019 г. ее значение составляет уже 14%. К апрелю — новое уменьшение до 10%, затем вновь рост: в июле и октябре — 18%. Не так много в сравнении с предшествующим годом, но все же больше, чем в начале года текущего. Ноябрь добавит к октябрьским восемнадцати процентам еще один процент положительной динамики.

Однако вырасти до 25–30% уже не получается. И в новом 2020 г. наблюдается новое снижение: в январе и феврале — 16%, в марте — 13%, в апреле — 9%. А фармацевтические организации отмечают множество случаев переоценки "в минус". Ведь повышение закупочных цен отрицательно сказывается на доступности лекарства для пациента. И аптека (своими силами и за собственный счет) старается уменьшить влияние этого фактора.

Явление коснулось аптечных учреждений всех размеров и форматов. "Аптечной организации трудно приобрести парацетамол за 70 руб., если его обычная цена — 16 руб., — замечает генеральный директор аптечной сети «Ригла» Александр Филиппов. — Результат всего этого — антилояльность покупателя–пациента. Когда всплеск проходит, то аптеки остаются с дорогими препаратами... которые уже стоят дешевле. Так происходило и в 2008-м, и в 2014-м. Приходилось уценивать себе в убыток".

КАК МЕНЯЕТСЯ АССОРТИМЕНТ?

Доступность лекарств рискует упасть как из–за собственно цен, так и из-за «вымывания» недорогого сегмента: удорожание фармсубстанций при действующем механизме ценообразования делает нерентабельным сам процесс производства таких препаратов.

Меняется и структура спроса. "Пациент выбирал более дешевые сегменты, — вспоминает генеральный директор AlphaRM Анна Ермолаева. — Сегодняшняя ассортиментная матрица значительно отличается от той, что была до кризиса. Однако связано ли подобное исключительно с пандемией?

АннаЕрмолаева

Смещение ассортимента в сторону более доступных дженериков — тенденция более продолжительная по времени. Вот уже несколько лет пациент все чаще склоняется к воспроизведенным препаратам. Первая из причин этого связана с развитием фармотрасли: производства локализуются, а оригинальные препараты выходят из-под патентной защиты. Вторая причина менее оптимистична: меняется уровень доходов населения".

Любопытно, но в наступившем году растет сегмент... БАД. И в числе популярных — те группы, которые были востребованы в девяностые.

ЦИТРАМОН И КОРВАЛОЛ: КОРОТКО О СЕГОДНЯШНЕЙ СИТУАЦИИ

У категории "лекарственные препараты" результаты более скромные. Плюс 46% в марте и плюс 25% — в I квартале. Рекордный прирост, по данным AlphaRM, наблюдался 16–22 марта. На этой неделе аптечные продажи препаратов выросли на 47% в рублях и на 41% — в упаковках.

Здесь будет любопытно взглянуть на мартовский рейтинг, который представил Сергей Шуляк. В первом весеннем месяце "первая десятка" по приросту в упаковках выглядела так:

Парацетамол;
Хлоргексидин;
Цитрамон (в его состав входит парацетамол);
Ацетилсалициловая кислота;
Бактерицидный пластырь;
Перекись водорода;
Уголь активированный;
Цефтриаксон;
Омепразол;
Корвалол.

Результаты I квартала отличаются от мартовских... на одну-единственную позицию —вместо Цефтриаксона фигурирует Нафтизин — несмотря на иные цифры изменений в рублях и упаковках.

ПАЦИЕНТ ХВАТАЕТСЯ ЗА СЕРДЦЕ

В рублевом ТОР-10 представлены:

Мирамистин;
Арбидол;
Ингавирин;
Ксарелто;
Терафлю;
Нурофен;
Детралекс;
Бронхо–мунал;
Пенталгин;
Мексидол.

По итогам квартала — почти без изменений. только вместо Бронхо–мунала — Кардиомагнил. К сожалению, и в целом препараты для лечения ССЗ внесли огромный вклад в рублевый рост лекарственного рынка.

По данным AlphaRM, значительно подорожали также нестероидные противовоспалительные средства. При этом рост цен на данную категорию был поступательным и начался уже в первые дни нового года.

Рекордсменом же по средней цене оказалось МНН "Лопинавир+Ритонавир". На четвертой неделе начинавшегося года лекарство стоило около 5000 р. На 15–й — уже 8492.

КЛЮЧ К ВЫХОДУ ИЗ КРИЗИСА... НАХОДИТСЯ В АПТЕКЕ?

90% затрат аптечных учреждений — это постоянные расходы. И только 10% — переменные. В такой ситуации возникает вполне естественное желание — увеличить выручку. А самым простым и привычным способом сделать это кажется снижение наценки. Однако апрельские 9% по данным AlphaRM — это уже ниже критического значения.

Как предупреждает генеральный директор УК "Аптечные традиции" Дмитрий Руцкой: "Резкое падение выручки вызвано вовсе не ростом конкуренции. Причина — в снижении покупательной способности и в том, что люди стали реже посещать аптеку. Путь снижения наценок может быть опасен и рискует привести к прямым убыткам и серьезным проблемам. Причем уже сейчас".

Таким образом, поддержка аптеки в виде, например, налоговых льгот, приобретает решающее значение для выхода из кризиса.

"Новые девяностые" начинались со сложностей в фармацевтическом секторе. Может быть, первым шагом к преодолению сегодняшнего кризиса станет как раз решение "лекарственных" вопросов?

Алтайская Екатерина
26.05.2020
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.


 
RegLek2020
Beauty
Logic
 
 

Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться