Свежие статьи подрубрики тенденции развития:

 
ФинЗдрав
 
   
   
   
   
   

XXI ВЕК: НОВАЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Гандель Виктор Генрихович
Член-корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

На протяжении семи месяцев США продолжают удерживать первенство по заболеваемости COVID-19, не собираясь уступать его кому–либо. И хотя острота проблемы притупляется, ежедневный прирост заразившихся продолжает оставаться высоким.

В сентябре страну потрясли очередные эксцессы правоохранителей: 1 сентября помощники шерифа Южного округа Лос-Анджелеса застрелили еще одного темнокожего мужчину после Джорджа Флойда, а 13 сентября полицейский офицер г. Ланкастер (Пенсильвания) застрелил 27–летнего латиноамериканца Рикардо Муньоса.

Это вызвало новые протестные акции, совпавшие с митингами против выдвижения Дональда Трампа на новый президентский срок, где какие-либо предохранительные меры против распространения коронавируса малоэффективны.

Тем временем тяжелая обстановка сложилась в домах престарелых, которых, по данным CDC, в стране 15 600, где коротают свой век 1,3 млн американцев (по другим данным — около 5 млн). Бывший вице–губернатор штата Нью–Йорк, основатель Комитета по контролю над инфекционными заболеваниями республиканка Бетси Маккоуи (Betsy McCaughey) сообщила, что эти дома напоминают братские могилы[1].

Что же случилось со стариками в США, поскольку, по данным CDC[2], примерно 80% умерших от коронавируса — это пожилые люди в возрасте 65+, из них 27% в возрасте 85+? Об этом чуть подробнее.

Стереотип моложавого пенсионера (ухоженной пенсионерки), наслаждающегося круизами, шопингом и комфортными условиями в доме престарелых, был символом стран "золотого миллиарда" — мотивом для эмиграции и несбыточной мечтой многих их ровесников за рубежом. Но сегодня этот образ тускнеет: пожилых людей на Западе постепенно накрывает бедность, ранее известная лишь их сверстникам в странах третьего мира[3].

Вопреки распространенным представлениям, высокие пенсии на Западе обусловлены не столько государственными или корпоративными выплатами, сколько собственными накоплениями пенсионеров, а состояние их счетов напрямую зависит от ситуации на рынке. Акции растут — активы увеличиваются, рынок падает — и будущий пенсионер теряет большую часть своих инвестиций. Тяжелым ударом для пенсионных счетов американцев стали кризис доткомов[4] в нулевых и "великая рецессия" 2008 г.

В США, где бесплатный уход за пожилыми людьми не практикуется, а местные традиции не обязывают детей заботиться о родителях, "спасение утопающих дело рук самим утопающих" — пенсионер обязан выживать самостоятельно. Время расцвета личных пенсионных накоплений безвозвратно ушло: в 2019 г. агентство "Блумберг" опубликовало данные, согласно которым 48% американцев старше 55 лет не имеют на своих пенсионных счетах ни цента.

Американцы "золотого возраста" вынуждены сдавать комнаты в своих домах и квартирах (если им повезло иметь их в собственности) или продавать недвижимость и переезжать в жилье более скромное, зачастую снимаемое вскладчину с другими пожилыми людьми. Любая болезнь неизбежно загоняет в долги даже при наличии медстраховки.

Дома престарелых — это преимущественно частный бизнес: позволить себе такое миллионы пожилых американцев не в состоянии. Только за последние годы средний ценник на услуги в подобных домах с медобслуживанием (Nursing Home, Assisted Living), опережая официальную инфляцию, вырос на 10% и составил в среднем 8,5 тыс. долл. в месяц за отдельную комнату и 7,5 тыс. долл. за номер на двоих[5].

Дома престарелых тем не менее переполнены, повсеместно не хватает персонала: даже единичный больной коронавирусом может стать причиной массового заражения и гибели людей. Сотрудники таких домов жалуются на нехватку средств защиты, что ставит под угрозу не только их собственные жизни, но и жизни постояльцев.

Еще одна трагическая группа — бездомные: полмиллиона этих несчастных практически не защищены от инфекции из-за неприемлемых условий существования, ослабленного иммунитета и хронических заболеваний.

Представители органов здравоохранения США констатируют: условия жизни в домах престарелых, а также среди бездомных, привели к непредсказуемому увеличению случаев заболевания и смерти от коронавируса в стране.

Тедрос Аданом Гебрейесус подчеркивает, что пандемия катастрофически сказалась на психике: "глубокое воздействие на психику вызывают введенные из-за коронавируса меры, ограничивающие социальное взаимодействие. COVID–19 повлиял на психическое здоровье миллионов в том, что касается вызванной им тревоги, депрессии и страха, к чему присовокупились нарушения работы служб поддержки психического здоровья. При этом доступ к психологической медицинской помощи есть лишь у меньшинства"[6].

Особенно эта новая реальность ударила по старикам: тяжелый негатив в оценке собственной жизни в дополнение к накопившимся болезням усугубляет состояние здоровья, увеличивая риск летального исхода или суицида.

Осознав пагубность подобной ситуации, министерство здравоохранения и социальных служб США объявило контракт на сумму более 250 млн "на борьбу с отчаянием и внушение надежды" в обществе из–за пандемии коронавируса. Во внутреннем меморандуме ведомства прописано: "Используя возможности традиционных и цифровых СМИ, социальных сетей, индустрии спорта и развлечений, ассоциаций общественного здравоохранения и других партнеров для предоставления важной информации в области общественного здравоохранения и экономики, администрация может победить отчаяние, вселить надежду и добиться национального восстановления"[7].

На фоне общего упадка и массового когнитивного негатива лишь однажды — в конце июня — пандемия в стране пошла на убыль: число случаев заражения опустилось до минимального значения — 17,4 тыс. (1 и 8 июня), чем немедленно воспользовался Трамп. Он поспешил объявить об отступлении коронавируса в США, причем не в первый раз: ему очень хотелось продемонстрировать нации, что он в состоянии побороть «ковид», полагая записать себе в актив этот очевидный предвыборный успех.

Менее оптимистичной оказалась координатор рабочей группы Белого дома по коронавирусу, врач и карьерный дипломат Дебора Биркс (Deborah L. Birx), заявившая, что страна вступает в новый этап борьбы с коронавирусом, распространяющийся стремительнее, нежели в весенние месяцы, причем не только в городах, но и в сельской местности. В качестве мер борьбы она призвала американцев не отказываться от масок и продолжать соблюдать социальную дистанцию.

К середине лета все вернулось на круги своя: 17 июля был побит рекорд по суточному приросту зараженных — 78,4 тыс. В этот день главный инфекционист США Энтони Фаучи предупредил, что количество заболеваний может увеличиться до 100 тыс. в сутки, если население не будет предпринимать активных действий по предупреждению распространения вируса, имея в виду, прежде всего, "китайскую триаду".

Коронавирусная трагедия продолжала набирать обороты: к 4 августа достигли рубежа в 500 тыс. инфицированных Калифорния, Аризона, Техас и Флорида. Остальные штаты лишь немного не дотягивали до этих «рекордных» показателей, а общее число зараженных перевалило за 6 млн (!) — неприемлемая для развитой страны величина. В десяти регионах страны фиксировался поразительный скачок заражений — почти на 200% в течение одной недели: в городах штатов Теннесси, Айове и Техасе наблюдался еще более рекордный рост заболеваемости — до 650% за неделю. Ко Дню труда (7 сентября) заболеваемость коронавирусом выросла в 22 из 50 штатов страны.

Защищаться от коронавируса многие штаты решили запретами для туристов: популярные в разгар отпусков направления оказались фактически закрыты, в т.ч. Гавайи, Аляска, Новая Англия и Нью–Йорк, что нанесло удар по их экономике. Местные власти требуют от приезжающих либо уйти на двухнедельный карантин, либо предъявить отрицательный тест на коронавирус, сделанный в течение последних трех суток. Но практически это нереально — из-за перегруженности лабораторий результат приходится ждать неделями.

Тему тестирования не обошел своим вниманием основатель Microsoft Билл Гейтс, назвавший "бессмысленной тратой времени и средств" систему распознавания SARS-CoV-2 на коронавирус в США в ее нынешнем виде.

"Сейчас, когда вы ждете больше трех дней, а иногда и неделю, чтобы получить результат теста, никто не должен платить за это даже один доллар. Это сумасшествие. Вы должны получить их как можно скорее, чтобы зараженные меняли модель поведения и не могли инфицировать других", — заявил предприниматель в интервью телеканалу CNBC.[8]

Билл Гейтс является одним из крупнейших доноров института Фаучи и его близким многолетним другом. В 2015 г. вместе с экспертом по экологии болезней Питером Дасзаком они стали авторами публикаций, в т.ч. в журнале Nature, предсказавших неизбежное наступление пандемии респираторного типа, вызываемой коронавирусами, что и случилось.

Гейтс полагает, что пандемия закончится в лучшем случае в 2022 г.: этот прогноз прозвучал на фоне увеличения пожертвований учрежденного миллиардером благотворительного фонда на борьбу с COVID–19 до 650 млн долл.[9]

Необходимо более подробно остановиться на том, как передовая, богатая, цивилизованная страна оказалась в столь сложном положении, потеряв в мирное время уже более 200 тыс. человек населения (половина от безвозвратных потерь США во Второй мировой войне, или вдвое больше всех американских военных потерь после ее окончания), сконцентрировав свыше 2% населения инфицированных.

Прежде всего, отметим активное противодействие, которое Трамп и его администрация оказали на старте пандемии представителю научного сообщества страны — патриарху эпидемиологической науки Энтони Фаучи, широко известному многолетними исследованиями ВИЧ/СПИДа, работами в области туберкулеза и малярии, вирусов Зика и Эбола, пандемического гриппа и др.

Мотивы, движимые Трампом, понятны: реализуя предвыборные обещания и достигнув преимуществ в сфере экономики, сравнимых разве что с "рейганомикой" Рональда Рейгана или периодом крупного снижения налогов Джоном Кеннеди в 60–х, он понимал, что ограничения, накладываемые на сферы производства и услуг «масками, карантинами и прочей "дребеденью" (rubbish)[10], нанесут ощутимый удар по экономике страны — главному, что обеспечивает ему поддержку избирателей и «дорогу» к следующему президентскому сроку. Более того — он долго не признавал коронавирус сколько-нибудь значимым заболеванием, скорее всего, вполне искренне. А американская экономика тем временем (второй квартал) успела упасть на 33% в пересчете на годовые темпы, отсюда неприятие медицинской науки, граничащее с ненавистью.

Тимоти Эйкерс (Timothy Akers), профессор общественного здравоохранения, помощник вице-президента по исследованиям Государственного университета Моргана, исторически "черного" (афроамериканского) колледжа в Балтиморе, подытожил отношение президентской администрации к происходящему: "мы видим, как политика и наука буквально рушатся на глазах"[11].

Не видя ощутимой поддержки "наверху", американская медицинская наука решила влиять на общественное мнение напрямую — через публикации в СМИ и иным доступным способом, например, путем активного информирования губернаторов, членов Конгресса, последними научными данными о коронавирусе посредством записок, обращений, пресс-релизов, брифингов и пр.

Медицинское обеспечение коронавирусной тематики в США осуществляется, главным образом, Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC), Национальными институтами здоровья (NIN), их филиалом — Национальным институтом аллергических и инфекционных заболеваний (NIAID), а также Министерством здравоохранения и социальных служб (HHS).

Имея суммарный штат сотрудников за 50 тыс. человек и бюджет за $70 млрд, а также многолетний опыт анализа, детектирования и регулирования, в т.ч. через законодательство, острых ситуаций в здравоохранении, они в состоянии адекватно оценить угрозу национальной безопасности страны на данном направлении, определить и рекомендовать властям соответствующие меры противодействия и защиты. Однако упорства и терпения у руководства этих ведомств в общении с властью поначалу не хватило: результат — явно запоздалая реакция на происходящее, в т.ч. на уровне принятия решений.

Указанные ведомства, в конце концов, пришли к выводу, что очевидным триггером к взрывному росту, среди прочего, стала поспешная первоначальная рекомендация ВОЗ, высказанная Тедросом Аданомом Гебрейесусом, носить медицинские маски для защиты от коронавируса лишь врачам и людям с признаками простуды. И ни слова об общественных местах, где риск перекрестного заражения высок как нигде и как никогда. Социум последовал этим упрощенным рекомендациям, тем более что и сегодня американцы считают: маски "нарушают" их частную жизнью. У чиновников ведомства Алекса Азара сомнений или возражений на тот момент не нашлось: ВОЗ есть ВОЗ.

А в это самое время в Поднебесной демонстрировала свою эффективность так называемая "китайская триада", предложенная одним из ведущих китайских вирусологов, руководителем шанхайской экспертной группы по COVID–19 Чжан Вэньхуном, определившим простые и доступные способы защиты от коронавируса: соблюдение социальной дистанции, ношение медицинской маски и мытье рук с мылом. Следует подчеркнуть: несмотря на заявленную позицию ВОЗ, Китай ни на йоту не отступил от своего алгоритма профилактических действий. Более того, он ввел дополнительные ограничительные и страхующие меры — самоизоляцию, карантин, отдаленный доступ для работы, выход из дома по зарегистрированному и валидированному QR–коду, перчатки, санитайзеры и пр. Китай стал первым в мире, кто преодолел пик заболеваемости коронавирусом: результат — сегодня в полуторамилиардной стране ежедневно заражаются не более десятка человек, умирают — единицы (не каждый день), а столица вообще избавилась от этой болезни.

К середине лета последовала запоздалая реакция доктора Гебрейесуса на неэффективность ранее выданных рекомендаций: теперь ВОЗ советует носить маски во всех общественных местах: магазинах, супер– и гипермаркетах, аптеках, транспорте, прочих местах регулярного посещения. Пока не началась массовая вакцинация против коронавируса, лучшей альтернативы маскам как проверенным гигиеническим мерам, пока не предложено.

Но даже в отношении масок США раскололись по партийной принадлежности. Пока политическая верхушка спорит: носить или нет, в каждом штате — свои правила. В Аризоне 43–летняя афроамериканка ударила сотрудника аэропорта за то, что тот отказался пускать ее в самолет без маски. В Мичигане подобный спор вообще закончился стрельбой: 43-летний мужчина в магазине набросился с ножом сначала на покупателя, который требовал от него надеть маску, а потом и на полицейских; в итоге его застрелили. И так — повсюду в Штатах.

В результате в разгар пандемии небольшой кусок ткани спровоцировал общенациональную вражду по поводу общественного здоровья, гражданских прав и личной свободы. Некоторые американцы по сей день принципиально отказываются от ношения медицинской маски, другие — возмущены тем, как люди пренебрегают требованиями носить их, вплоть до личных столкновений.

В начале пандемии проблема усугубилась еще и тем, что масок стало банально не хватать. Китай из–за санкционной политики Трампа и карантина оказался выключенным из перечня поставщиков: в результате производитель 110 млн масок в сутки оказался недоступен американскому потребителю в нужный момент. Для выхода из кризиса Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) стали рекомендовать медикам, да и всем желающим, изготавливать их самостоятельно из плотной ткани или в несколько слоев.

Сам Трамп долгое время являл собой пример неподобающего поведения в данном вопросе в пику главному инфекционисту-эпидемиологу страны Энтони Фаучи, рекомендующему надевать маску везде, где риск заражения проявляется хотя бы в минимальной степени. Более того, этого опытного специалиста в области инфекционных заболеваний в администрации президента стали подвергать остракизму и уничижительной критике, особенно после того, как он призвал руководителей штатов и местных органов власти "как можно настойчивее" заставлять людей носить маски[12].

В ответ Трамп пообещал не издавать указ об обязательном ношении масок, заявив, что решение об этом является личным делом каждого и проявлением "индивидуальной свободы" американцев.

Ныне ВОЗ рекомендует не отменять масочный режим даже тогда, когда эпидемия, как кажется, идет на спад. "В зонах, где широко распространена передача коронавируса, мы советуем людям 60 лет и старше, а также тем, у кого есть заболевания, носить медицинские маски в тех местах, где невозможна физическая дистанция", — акцентировал внимание Тедрос Гебрейесус, другими словами — везде, кроме дома. Еще одна "новация" ВОЗ — требование постоянно носить маски всем врачам и сотрудникам всех медучреждений независимо от того, взаимодействуют ли они с зараженными коронавирусом, пока пандемия не будет преодолена.

Эта непоследовательная позиция ВОЗ, кстати, стала одной из причин "наезда" Трампа на эту организацию.

В июне Энтони Фаучи в очередной раз высказался в пользу ношения масок, указывая на высокий риск заражения у людей, находящихся в толпе без оной. В июле, чтобы снизить вероятность заражения, он также одобрил ношение очков или защитных экранов для лица, ставших популярными в американском общепите и сетевой торговле.

Далее в стране необходимо было решить дилемму — как быть с карантином. В этом вопросе еще весной наметился разнобой: например, штаты Нью–Йорк, Нью–Джерси и Коннектикут ввели карантин для въезжающих из целого ряда южных штатов, где сложилась особо тяжелая ситуация, включая Алабаму, Арканзас, Аризону, Флориду, Южную Каролину и Техас. "Въезжающие из регионов, особенно сильно пострадавших от пандемии, могут привезти с собой и инфекцию. Нужно смотреть правде в глаза. Отрицание — не жизненная стратегия", — заявлял губернатор Нью–Йорка Эндрю Куомо, вводя штраф в 2000 долл. за нарушение карантина приезжим и в 5000 долл. — в случае повторного нарушения[13].

Реакция Трампа не заставила себя ждать: "Снимите карантин немедленно!" — распорядился президент, обращаясь не только к Куомо, которого он терпеть не может, но и к другим губернаторам–демократам, а также к своим сторонникам в "демократических" штатах, призывая последних бойкотировать "карантинные" распоряжения губернаторов.

Оппоненты Трампа из Демократической партии США резко критиковали подобные заявления: спикер палаты представителей конгресса Нэнси Пелоси осудила действия правительства и губернаторов, снимавших карантинные меры, когда ситуация была еще слишком опасной.

Эти взаимоисключающие, неуместные и небезопасные препирательства на глазах 320–миллионной страны, и без того раздираемой глубокими противоречиями, можно приводить до бесконечности, но "воз и ныне там", пока.

Оценивая осенние перспективы "коронавирусной" Америки, директор Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) Роберт Редфилд в середине лета заявил: "Осень и зима 2020–2021 гг. станут, возможно, одними из самых трудных времен, которые когда–либо переживало американское здравоохранение из-за одновременного существования коронавируса и гриппа"[14].

Анализируя обстановку, Энтони Фаучи выразил опасение, что новый всплеск пандемии еще впереди: он ожидается с наступлением осенних холодов — как раз перед президентскими выборами. Главное сейчас — скорейшая вакцинация эффективной и безопасной вакциной. Но это еще не все. "Для возвращения к жизни, похожей на ту, что была до пандемии, мало разработать вакцину — много времени уйдет на развертывание процесса вакцинации и достижение приемлемого уровня защиты населения", — считает Фаучи[15].

Неудивительно, что в этих условиях глава Федеральной резервной системы (ФРС) Джером Пауэлл предупредил о нескором восстановлении американской экономики.

Пожалуй, единственный, кто сегодня не бедствует, это БФФ: + 14% валовой выручки в целом по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, заманчивые финансовые перспективы в свете предстоящей масштабной (мировой!) вакцинопрофилактики и противовирусной терапии, ожидаемый рост акций и т.д., и т.п.

С учетом развития событий Генсек ООН Антониу Гутерриш заявил, что продолжающаяся пандемия коронавируса выходит из–под контроля и возглавляет длинный список глобальных проблем. В этих условиях Соединенным Штатам придется решать судьбоносную задачу: преодолеть или по крайней мере ограничить коронавирусную эпопею на фоне предстоящей избирательной компании, в которой должен проясниться вопрос, кто окажется победителем — вирус или человек.
-----

[1] https://www.aa.com.tr/1809322
[2]
https://www.interfax.ru/world/699912
[3] https://politika.temadnya.com/2023803818048489906/ameriku-i-britaniyu-nakryl-starcheskij-krizis/
[4]
Термин, применяющийся по отношению к компаниям, бизнес-модель которых целиком основывается на работе в рамках сети Интернет, где быстрый рост и катастрофическое падение — обычное дело.
[5] https://tranio.ru/articles/doma_prestarelykh_v_evrope_i_ssha_3828/
[6] https://www.rbc.ru/society/28/08/2020/5e2fe9459a79479d102bada6?from=from_main_2
[7]
https://www.rbc.ru/society/01/09/2020/5f4dd94a9a79472f86770712?from=from_main_8
[8]
https://regnum.ru/news/3022328.html
[9] https://www.rbc.ru/society/20/09/2020/5f679c639a7947eb20377dac
[10] https://www.bbc.com/news/world-us-canada-53477121
[11] https://www.morgan.edu/
[12] https://rg.ru/2020/07/18/v-ssha-pobit-rekord-po-kolichestvu-smertej-ot-covid-19-za-sutki.html
[13]
https://www.dw.com/ru/
[14] https://www.rbc.ru/politics/06/08/2020/5f2978049a794753bf58520e
[15] https://www.rbc.ru/society/11/09/2020/5f5bbc109a794726e3ecc85f

Гандель Виктор Генрихович
21.10.2020
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.


 
ФинЗдрав
 
   
   
   
   
   

Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться