Вакансия

 

Статьи подрубрики тенденции развития:

Наши партнёры:
 
Платиновая унция 2022
Больничная фармация
БАД-ЭКСПО баннер
 
   
 

   
   

МОЖЕМ ЛИ МЫ СНИЗИТЬ РИСК ПАНДЕМИЙ (Ч. 1)

"Чтобы не допустить новых пандемий, нужно больше финансировать
изучение природных патогенов, осторожнее обращаться с миром дикой природы
и внимательно проводить лабораторные опыты".

Алексей Аграновский, проф., д.б.н., зав. сектором молекулярной биологии вирусов
кафедры вирусологии Биологического факультета МГУ (https://ura.news/news/1052587433)

Гандель Виктор Генрихович
Член-корр. Международной академии интеграции науки и бизнеса (МАИНБ), к.фарм.н.

Гандель В.Г.

Обнаружено, что вероятность пандемии с воздействием, аналогичным COVID-19, составляет около 2% ежегодно, а это означает, что у человека, родившегося, например, в 2000-м, к настоящему времени будет около 45% шансов столкнуться с ней. И эта вероятность только возрастает, что подчеркивает необходимость корректировки восприятия рисков пандемии и ожиданий состояния повышенной готовности, в особенности в свете постепенного накопления критической массы индивидуумов с ослабленным иммунитетом.

Триггером этого процесса специалисты считают пандемию ВИЧ, начавшуюся в 1981 г.: число ее жертв уже превысило 36,7 млн. чел. и побороть эту инфекцию пока не удается. В предыдущей публикации было указано, что в основе возникших цивилизационных проблем лежит бесконтрольное вмешательство в окружающую среду, создавшее сложности homo sapiens sapiens и, по–видимому, некие преференции микробиосу, вирусам — в частности.

Прошедшая с 6 по 18 ноября в Шарм-эш-Шейхе (Египет) 27-я конференция ООН по вопросам изменения климата дала рекомендации, от которых вирусу явно "не поздоровится", отметив, в первую очередь, необходимость отказаться от использования ископаемого топлива как главного фактора неконтролируемого потепления.

А есть ли что-либо позитивное в антропогенной деятельности сегодня, помимо идеи о контроле над окружающей средой и устойчивом развитии? Есть, конечно, и, прежде всего, — наше неуемное желание во всем разобраться, в том числе с помощью новейших инструментов познания — электронных средств, цифры, искусственного интеллекта и пр.

Перейдем к пошаговому изучению проблем, так или иначе влияющих на здоровье.

Откуда может прийти следующая пандемия?

Примерно шесть из каждых десяти инфекционных заболеваний возникают у животных и передаются человеку: этот риск "увеличивался в течение последних 20 лет, с каждым годом риск увеличивается все больше", — считает Л. Бриллиант.[1] Эксперты полагают, что примерно 75% возникающих инфекций — это зоонозы.

Многие пандемии исторически зарождаются в странах Юго–Восточной Азии с жарким и влажным климатом, особенно в Китае, где огромное количество уток, свиней и других животных, диких и домашних, продуцирующих вирусы и являющиеся средой их естественного обитания и размножения, существуют в непосредственной близости от человека, а также употребляются им.

Тем не менее, пандемия свиного гриппа H1N1 2009 г. возникла в Мексике и/или на юге США (с похожим климатом), а не в Китае, однако источник вируса тот же — домашние свиньи.

Ближневосточный респираторный синдром (БВРС, MERS-CoV) впервые был идентифицирован в Саудовской Аравии в 2012 г., хотя ретроспективный анализ события назвал его источником Иорданию. Резервуаром этой инфекции стали одногорбые верблюды–дромедары, обитающие на Ближнем Востоке и на севере Африки, передавшие инфекцию кочевникам–бедуинам.

Все это вписывается в пресловутую теорию хаоса: вирус всегда ищет и находит именно то место (регион), где ему "комфортнее" размножаться и мутировать — в этом его опасность и непредсказуемость.

Так возможно ли, с учетом уже выявленных факторов, предсказать и, стало быть, предотвратить новую инфекцию, преодолевающую видовой барьер? Да, конечно, регулируя торговлю дикими животными и их мясом, особенно живыми животными на китайских "влажных" (мокрых) рынках[2], а также за счет раннего выявления необычных явлений в регионах повышенного риска инфекционных заболеваний.

Это важно еще и потому, что незаконная торговля дикими животными является четвертым по масштабу видом преступности в мире (после торговли наркотиками, людьми и контрабанды), создающим огромную опасность спонтанных заражений.

Вирусы и эпидемии

Существует глобальный механизм управления — Международные медико–санитарные правила (ММСП, соглашение от 23 мая 2005 г. №А58/55, 3-е издание), призванные объединить страны с помощью общих стратегий и политики во время крупных вспышек и пандемий, а также сформулировавшие основные подходы к оценкам риска.

Интенсивное промышленное животноводство объективно создает условия для передачи и распространения инфекций от животных к людям, все более широкое перемещение животных и продуктов животного происхождения увеличивает угрозу новых болезней.

Ежегодно новые штаммы птичьего гриппа циркулируют с дикими птицами по всему миру, с интенсивными методами птицеводства возрастает риск заражения домашних птиц дикими особями с последующей передачей возбудителей работникам птицеферм и перерабатывающих предприятий, а далее — по торговопроводящей цепи.

Вторжение в девственные леса для добычи полезных ископаемых и древесины также может подвергнуть людей воздействию патогенов, склонных к пандемии, например, лихорадки Эбола.

А как насчет изменения климата?

Последние восемь лет стали самыми теплыми за всю историю метеонаблюдений, прокомментировал генсек ООН Антониу Гутерриш очередной доклад Всемирной метеорологической организации (ВМО, структура ООН), назвав его "хроникой климатического хаоса".[3]

Суперкомпьютер World One, созданной по заказу Римского клуба в 1970-х и предназначенный для прогнозирования цивилизационных закономерностей, определил ухудшение экологии, связанное в том числе с потеплением климата, как главную угрозу человечеству к середине текущего столетия.[4] 

Может ли такое потепление увеличить вероятность новой пандемии? Конечно, это напрямую связано с повышенным риском ее появления, поскольку рост температуры позволяет комарам, клещам и другим болезнетворным насекомым усиленно размножаться, адаптироваться к разным временам года и завоевывать новые территории. Так, например, произошло с распространением лихорадки Денге из-за возникновения новых мест размножения комаров.

Таяние вечной мерзлоты, в свою очередь, может привести к высвобождению патогенов из туш животных, как это случилось во время вспышки сибирской язвы на полуострове Ямал в Сибири в 2016 г.

Мониторинг данных о подобных аномалиях погоды для выявления географических районов, подверженных риску возникновения болезней, призван способствовать раннему предупреждению о возможных пандемиях.

Нынешняя пандемия заставила обратить особое внимание на ареалы обитания летучих мышей, где примерно полмиллиона человек находятся с ними в близком контакте. "Каждая зоонозная утечка нового вируса представляет собой возможность для эволюционной адаптации и дальнейшего распространения, поэтому количественная оценка масштабов этой утечки может помочь в выборе профилактических программ", — полагают авторы исследования подобных ареалов, опубликованного в журнале Nature.[5]

Подчеркнем, что иммунная система рукокрылых легко справляется с вирусной нагрузкой, как бы "не замечая" ее, что позволяет вирусу "успешно" мутировать в их организме, создавая массу разнообразных генетических вариантов, опасных не только для нас с вами, но и для многих животных, расширяя ареал заражения в геометрической прогрессии.

Отсюда вывод: природные изменения, возникающие не без помощи человека, способствуют созданию вирусных "оазисов" — бассейнов благоприятствования взрывным каскадам образования генетических вариантов (штаммов) как способов существования вирусных "тел".

Особенностью таких бассейнов является высокая вероятность того, что в организме их обитателей может произойти реассортация — своеобразное скрещивание различных вирусов, при котором гены патогена, поражающего людей, смешиваются с ДНК или РНК вирусов, атакующих животных. "Рождается" новый штамм, способный заражать людей, но при этом не известный иммунной системе человека — это самая высокая природная биологическая опасность для цивилизации сегодня.

Подтверждением этому являются ранее приведенный случай комбинированного заражения оспой обезьян, ВИЧ и COVID-19 в Италии, а также взрывной феномен так называемой тридемии — взаимоналожения вируса гриппа, респираторно–синцитиального вируса и коронавируса в детских больницах США, сопровождающийся высокой летальностью.[6],[7]

Особенностью подобных вирусных гибридов является приобретенная ими способность обходить иммунную систему и беспрепятственно проникать в клетки с помощью механизма «туннелирования», при котором вируснейтрализующие антитела, активирующие иммунную систему для борьбы с инфекцией, в данном случае не работают, поскольку вирусный гибрид связывается с клетками посредством незнакомого (ранее не встречавшегося) им гликопротеина, ответственного за вход.

Этот механизм заражения особо опасен и требует дополнительного изучения в аспекте фьючерсной (форвардной) разработки соответствующих противовирусных вакцин.

В частности, с учетом указанного феномена уже создана универсальная четырехвалентная противогриппозная вакцина, основанная на технологии матричной РНК в форме липидных наночастиц (мРНК–ЛНП) с применением нескольких видов генетического кода для стимуляции производства определенных белков с одновременным ростом цитотоксических Т–клеток.[8]

Рост заболеваемости среди медиков в период пандемии

Еще одна опасность для общественного здоровья — рост заболеваемости в медицинских учреждениях в начале развивающейся пандемии медиков, прежде всего, когда меры профилактики и контроля недостаточны, а медико-фармацевтическая составляющая только приступает к исследованиям путей и способов профилактики и терапии.

Текущая пандемия — прямое тому доказательство: по оценкам ВОЗ, мир мог потерять около 180 тыс. чел. медицинского персонала в 183 странах.[9]

Неофициальный российский поименный "Список памяти" включает персоналии 1523 отечественных медицинских работников и 220 наших коллег в странах СНГ.[10]

Перенаселение и жизнь в городах–миллионниках

Наконец, угрозы, которые все чаще упоминаются в экспертной среде: перенаселенные города и иные жизненные пространства, где вирусы ОРВИ просто "купаются" в выделениях человеческих носоглоток, небрежение населением личными ограничительными мерами и санитарно–гигиеническими средствами (дистанцирование, маски, санитайзеры и пр.), недостаточные меры биобезопасности в лабораториях, проводящих исследования патогенов высокого риска, могущих привести к случайному высвобождению.

Риски, связанные с развитием биотехнологий

Развитие биотехнологий и доступность информации о способах разработки биологического оружия увеличивают риск преднамеренного высвобождения биологического агента как еще один возможный сценарий. На него прямо указывает миллиардер Билл Гейтс в своих прогнозах на ближайшие 20 лет с 50%-ной вероятностью, в особенности после появления сообщения о создании учеными из Бостонского университета в качестве эксперимента новой версии коронавируса путем добавления шиповидного белка штамма "Омикрон" к исходному уханьскому штамму COVID-19 — наглядный пример искусственной реассортации. В результате новая версия коронавируса мощно смутироваала и стала самой вирулентной и смертоносной из когда–либо существовавших: 80% зараженных ею мышей умерли в лаборатории, а ученые подверглись жесткой критике коллег из научного сообщества.[11]

Глава Курчатовского института акад. РАН М. Ковальчук допускает рукотворное создание штамма коронавируса с уровнем смертности 90%, считая биологическую опасность главной угрозой человечеству сегодня.[12]

Проведение подобных целенаправленных экспериментов, определяемых в научной среде как «исследования по усилению функций» (Gain-of-function research — GoF research, GoFR), создает искусственную биологическую опасность, не уступающую природной, а в случае преднамеренного применения вирулентных и смертельных штаммом — во многом ее превосходящую.

Для борьбы с пандемиями Гейтс предлагает создание "глобальной группы реагирования и мобилизации при эпидемиях", которую сравнивает с пожарными. "То, что я предлагаю, потребовало бы увеличения бюджета ВОЗ на 25%, и с этим у нас была бы команда из примерно 3 тыс. человек с разными профилями", — резюмирует он.[13]

Таким образом, пандемия может прийти из любого места на планете, где вышеприведенные факторы преобладают, достигая неприемлемого с эпидемиологических позиций уровня. Особо вероятны и опасны вспышки инфекционных заболеваний в случаях, когда факторы риска накладываются друг на друга, образуя так называемую перекрестную синергию вирулентности и контагиозности, бороться с проявлениями которых не только чрезвычайно трудно, но и смертельно опасно, как это случилось с COVID-19.

Когда может произойти следующая пандемия?

Предсказать это сложно, поскольку подобные явления пока относят к случайным событиям, хотя с философских позиций случайность — это проявление неотъемлемого дополнения к законам необходимости. Тем не менее, сегодня, когда мы способны добыть, исследовать и сравнить множество фактов, в которые "упакована" наша так называемая случайность (возможная пандемия), серьезно говорить о ней становится как–то неудобно.

Если говорить кратко, то… новая пандемия может начаться в любой точке мира: там и тогда, где и когда есть тесное взаимодействие людей и домашних, либо диких животных, или столь же тесное взаимодействие неопределенно больших масс людей, в особенности прибывающих из разных регионов и скапливающихся в одном месте, как уже отмечено выше.

При этом стандартный паттерн выглядит в формате одного из трех исходов: возбудитель вызывает заболевание у одного человека, как в случае с бешенством; он порождает более широкую вспышку, как, например, геморрагическая лихорадка Эбола; или это стремительно сгенерированная пандемия с потенциалом стать эндемичной, такая как ВИЧ, или каким, возможно, будет нынешний COVID-19.

Если мы говорим о 48% вероятности пандемии для молодежи, то для лиц среднего возраста, а это, по данным ВОЗ, примерно 75% населения планеты, т.е. порядка 6 млрд. чел. (в середине ноября с.г. население Земли достигло 8 млрд. чел., из них 16% молодежи и 10% лиц пожилого возраста[14]), подобную вероятность следует оценить как в два раза меньшую величину (период так называемого "дожития" у них вдвое короче). Следовательно, земляне еще не раз столкнутся с пандемией, причем, чем моложе человек, тем для него это будет чаще.

Отсюда задача доступная и архиважная — укрепление иммунитета.

Сегодня формирование "бассейнов" вирусов происходит столь стремительно, что органы здравоохранения не успевают оперативно реагировать на подобный тренд. Множество компетентных международных организаций, о которых говорилось в предыдущих публикациях, создают алгоритмы поведение властных структур и органов здравоохранения, способные противостоять вызовам "озверевшего" вируса. А сколько проблем нам еще создают бактерии: один золотистый стафилококк чего стоит, или, например, бактериальные респираторные инфекции и т.д. и т.п. И это если не считать сложнейшую международную обстановку, где на кон поставлены не только здоровье, но и жизнь.

Со всем этим надо что–то делать и человечество "впряглось" в разрешение означенных проблем с отчаянной решимостью. Нет сомнения, что развязки будут найдены и чем скорее, тем лучше.

Как можно отслеживать (прогнозировать) следующую вспышку?

Наиболее важной задачей для всех стран является укрепление потенциала для выявления вспышек и реагирования на них, где и когда они происходят, что, среди прочего, включает в себя генетическое секвенирование патогенов и обмен информацией о выявленных последовательностях в глобальных базах данных.

Достижения в диагностике и данные секвенирования помогут определить пути распространения и передачи патогенов, генерирующих пандемии, определить будущие меры борьбы с ними. Базы таких проектов по управлению пандемией и комплексная информационная панель помогут преобразовать их в доступный источник.

Если бы существовала библиотека генетического секвенирования всех микроорганизмов, переносимых дикими животными, то такая база могла бы дать представление о происхождении вновь идентифицированного возбудителя, помогая предсказывать ученым вспышку.

Пандемия COVID–19 выявила недостатки лабораторного потенциала во многих частях планеты. Усилия ВОЗ и партнеров помогают укрепить этот потенциал, столь необходимый для обнаружения распространения будущих патогенов.

Указанный потенциал нашей страны — один из лучших в мире.

Крайне важно извлечь уроки из истории — прослеживаемость, например. Так, после вспышки атипичной пневмонии в 2003 г. эпидисследования одной фермы, торгующей на рынках диких животных в Китае, показали, что 80% ее животных имели антитела, свидетельствующие о предшествующей коронавирусной инфекции. У 13% работников рынка также были обнаружены доказательства присутствия антител в сравнении с таковыми лишь у 1–3% населения, обслуживаемого рынком.[15]

Такие исследования дают ясные указания на необходимость улучшать компетентность, мониторинг и информированность в сфере сельского хозяйства и торговли, разработки вакцин для животных и людей, а также защиты животноводства от потенциальных переносчиков коронавирусов, таких как, например, коронавирус летучих мышей. Политическая реакция должна заключаться в запрете продаж диких животных на китайских и других подобных стихийных рынках, где потенциально существует риск неконтролируемой подпольной торговли как источника опасных инфекций.

Важно установить надежные и контролируемые глобальные стандарты биобезопасности лабораторий, работающих со смертоносными возбудителями (в особенности I и II групп патогенности), независимо от того, находятся они в ведении государственных институтов или частных предприятий.

Сегодня мир столкнулся с тремя типами угроз, два из которых могут оказаться смертельно опасными для человечества: углубление кризиса мировой экономики, взрывная атака вирусов и выходящий из-под контроля рост международной напряженности.

Фармация как глобальный фактор защиты здоровья человека является непосредственным объектом указанных вызовов: в первом случае она несет исследовательские, производственные, финансовые и репутационные потери, объективно снижающие ее возможности противостоять последующим двум — защищать от вируса, спасать жизни больных и раненых.
----
[1] https://22century.ru/popular-science-publications/larrybrilliant
[2] "мокрыми" их называют из-за вездесущих пульверизаторов и льда, помогающих сохранить продукты.
[3] https://www.rbc.ru/society/06/11/2022/6367c0c89a7947925b2b47df
[4] https://ria.ru/20221109/apokalipsis-1830115779.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
[5] https://www.mk.ru/science/2022/08/14/letuchie-myshi-prigotovili-syurprizy-uchenye-nashli-novye-opasnye-cheloveku-koronavirusy.html
[6] https://mosapteki.ru/material/chto-virus-nam-eshhe-gotovit-ch-1-15674
[7] https://ria.ru/20221102/tridemiya-1828461138.html?
[8] https://lenta.ru/news/2022/11/03/vcaccine/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop
[9] https://www.who.int/news/item/20-10-2021-health-and-care-worker-deaths-during-covid-19
[10] https://sites.google.com/view/covid-memory/home
[11] https://rg.ru/2022/10/17/daily-mail-uchenye-v-ssha-sozdali-variant-covid-so-smertnostiu-u-myshej-v-80.html
[12] https://www.rbc.ru/society/11/11/2022/636e7fdb9a794722c36c8059
[13] https://tass.ru/obschestvo/14761359
[14] https://www.un.org/development/desa/pd/sites/www.un.org.development.desa.pd/files/wpp2022_summary_of_results.pdf
[15] https://www.chathamhouse.org/2022/02/next-pandemic-when-could-it-be

 

Гандель Виктор Генрихович
25.11.2022
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

Капли Оку-Оку

Вакансия

 

Наши партнёры:
 
Платиновая унция 2022
Больничная фармация
БАД-ЭКСПО баннер
 
   
 

   
   
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться